Клерк.Ру

Как наживаются на тех, кто хочет заработать на инвестициях в России

Инвестиции в России, к сожалению, остаются делом ненадежным, не столько по причине финансового риска или неверного прогнозирования, а вследствие огромного числа мошенников, орудующих в этой сфере.

Возможно, в связи с кризисом, а может, по иным причинам в нашей стране в последнее время наблюдается всплеск интереса к инвестициям со стороны простых граждан. Впрочем, назвать их простыми можно только условно, но все они не являются юридическими лицами. На уловки мошенников попадаются медиа-звезды, крупные бизнесмены способные отдать до $2 млн ученые, бизнес-тренеры, юристы, сотрудники полиции, председатели законодательных собраний и, конечно, самые незащищенные слои населения — пенсионеры, оставляющие накопленные сбережения в руках инвестиционных компаний, если их таковыми вообще можно назвать.

Где предел риска

По-прежнему с мошенничеством российский инвестор может столкнуться на каждой стадии вложений, начиная от инвестиций в общества с ограниченной ответственностью, банковского вклада, стремления получить образование в сфере финансов и заканчивая непосредственно торговлей. Иначе, даже вкладывая деньги в банк или передавая их в уставный капитал, российский инвестор несет повышенные риски, связанные с тем, что наше государство не способно гарантировать их надежность. Даже на стадии только возникновения желания получить образование российский гражданин может легко попасть в руки инвестиционных мошенников, которые уже заняли и эту нишу, а про торговлю как таковую и говорить не приходится — здесь тысяча и один способ обмануть

Если вложение в уставный капитал остается рискованным, но все же относительно редкой причиной потери денежных средств, то злоупотребления на финансовых рынках приобретают угрожающий характер. Конторы, использующие незаконные способы отъема денег, процветают годами и действуют открыто. Представителей таких компаний мы видим на телевизионных каналах в качестве аналитиков. Годами пишутся заявления, свидетельствующие о преступности деяний, а воз и ныне там.
Почему? Вопрос, думаю, для каждого россиянина понятный и отдельного раскрытия не требует. Последние тенденции говорят о том, что российский гражданин, наученный горьким опытом, уже проверяет лицензии, местонахождение компаний и телефоны и даже репутацию, не реагирует на большой процент дохода, собственно, он и не предлагается, однако схемы становятся все более изобретательны.

Например, для того, чтобы скрыть неблагоприятные отзывы, случаи судебных разбирательств, критические статьи, инвестиционные мошенники «спамят» поисковую выдачу.

Для этого заводят фейковые страницы, покупают отзывы на сайтах, заводят несколько доменов на свою компанию. Занимаются этим профессиональные спецы по интернет-продвижению. Цель — забить первую выдачу положительными отзывами и доменами своей компании. Такую ситуацию мы видим практически у каждой компании, замеченной в махинациях с инвестициями. Когда обращаются граждане и спрашивают, почему не видели статью с разъяснениями раньше, ответ может быть один: именно поэтому и не видели, что ее понижали в выдаче при помощи интернет-технологий.

Последние тенденции свидетельствуют о том, что крупные инвестиционные компании перекупают банковских работников, обладающих доступом к базам данных клиентов.

Можно назвать порядка 10 банков — от крупных до более скромных, которые замечены в том, что их бывшие сотрудники становятся менеджерами инвестиционных компаний, уводя клиентов в финансовую сферу, или же сотрудники инвестиционных компаний устраиваются в банк для того, чтобы получить доступ к базам данных. Все это говорит о том, что система поставлена на поток — мошенники теперь идут к вам.

Обработка данных и денег

Опасность заключается в том, что некоторые инвестиционные компании обладают оперативной информацией о состоянии счетов наших граждан. Навязчивые звонки с применением специальных алгоритмов воздействия становятся нормой. Звонящий менеджер называет жертву по имени и отчеству, знает состояние финансовых дел. Для склонения к первому шагу применяются специальные методы подавления критической оценки.

Даже несмотря на то, что жертва отказывается от предложений инвестирования в «надежные источники», отбиться, сославшись на отсутствие денег (самый распространенный способ), не так просто, потому что мошенники знают состояние счетов и период их вложения, то есть тот факт, что жертва обладает свободными средствами. Обработка происходит месяцами, иногда до полугода. Поводы различны, например, один из самых эффективных — обработать вкладчика ненадежного банка, в отношении которого появилась соответствующая информация в прессе или который находится в стадии ликвидации, чтобы заставить снять деньги со счета для инвестирования в акции известной компании, BMW, к примеру, на американском рынке ввиду выпуска положительной отчетности и ожидания роста дивидендов.

Возможны и другие поводы: предложение особого статуса — «наши аналитики для вас разработают портфель инвестиций», пройти интересный курс у сверхпрофессионала и т. п. Далее жертву приглашают в офис, где все пестрит графиками, деловыми баннерами, мониторами с котировками. Вокруг — господа в галстуках, клиенту предлагают кофе, VIP-обслуживание, по коридорам ходят аналитики, примелькавшиеся на бизнес-каналах. Увидев звезду голубого экрана, любой сломается, поверьте. Мало кто понимает, что звезда только консультант и его реальное участие «прикрыто» консультационным договором с компанией.

Понять, работаете ли вы с мошенником, невозможно. Для этого надо знать, что такое домены, требования российского законодательства к бухгалтерским документам, правила судопроизводства (очень часто компании прописывают подсудность сделок в офшорных зонах) и т. п. Именно поэтому государство должно нести повышенную ответственность за ситуацию на финансовом рынке.

Как работают схемы

Создается компания, назовем ее «Дилер групп», в виде общества с ограниченной ответственностью, зарегистрированного в российской юрисдикции. Эта компания получает лицензию ЦБ РФ. Одновременно создается офшорная компания со схожим до степени смешения названием «Diler group» с пропиской на Кипре или в иной офшорной зоне. Офшорная компания регистрирует свой сайт и домен на себя и через этот сайт привлекает инвесторов. Однако на сайте для нашего «прожженного» инвестора публикуется информация о том, что ООО «Дилер групп» получило лицензию ЦБ РФ, что является правдой.

Обе компании используют один торговый знак, схожее наполнение сайта и цветовые схемы, и даже упоминается, что Diler club — это группа компаний. А делается все для того, чтобы внимательный посетитель, обнаружив разницу в юридических лицах, все же доверился, поскольку слово «группа» создает образ одной компании, холдинга. Чтобы разобраться, что в российском правовом поле не существует такого субъекта как группа компаний, необходимо обладать специальными знаниями, каковых зачастую нет даже у юристов. Далее офшорная компания привлекает клиентов и визуализирует (можно так это назвать) графики для своих клиентов, показывая им проигрыши, а деньги оставляет себе. Все споры и претензии — к офшорной компании.

Такие схемы можно заметить, лишь только начав изучать вопрос в открытых источниках. Например, есть сайт российской компании и еще сайт офшорной компании. Сходство палитры, структуры сайта и идентичность торгового знака налицо. На сайте офшорной компании имеются сведения о получении лицензии ЦБ РФ компанией, которая имеет такое же название, но юридически это разные хозяйствующие субъекты — между ними нет связи даже на уровне учредителей.
Таким образом, клиент может понять, что ЦБ РФ одобрил деятельность организации, на сайте которой он сейчас находится.

В настоящее время мы не обвиняем их в мошенничестве или недобросовестном поведении, но выявлена именно такая схема работы. Причем это тенденция, которая принята и у других крупных компаний. Последние тенденции относительно «честного отъема денег» перебрались в сферу образования. Инвест-компании открывают аффилированные образовательные учреждения либо иным способом контролируемые организации. В название организации, как правило, это общества с ограниченной ответственностью, включают слово «Институт».

Организационно-правовая форма — «ООО» — скрывается и остается только «Институт инвестиций и трейдинга». Затем в поисковиках «Гугл» и «Яндекс» запускается контекстная реклама по словам «недвижимость», «вложения в недвижимость». Это реальный запрос пострадавшей. Он касается именно недвижимости — ее не интересовали финансы. Об этом знают недобросовестные участники и ставят свою рекламу именно на такие запросы, то есть опосредованные интересы.

Примечательно, что у таких организаций действительно имеются лицензии среднего профессионального образования. Этот факт вызывает массу вопросов к тем лицам, которые выдают их, несмотря на неоднократные обращения пострадавших. Дело в том, что образовательная деятельность не может быть связана с риском причинения материального вреда. По запросам пользователей будущей жертве демонстрируются краткие курсы. Далее — дело техники.

Как и в большинстве случаев, после контакта следует приглашение в офис для ознакомления с условиями обучения. В офисе «Института» уже все готово к приходу: графики цен на мониторах, сотрудничество с МГУ, снующие в деловом порыве сотрудники. Стабильно появляются некие суперудачливые трейдеры в норковых шубках или с дорогими ноутами и говорят как бы тайком: «Видите девушку? На прошлой неделе она сделала 50 тысяч долларов!». Деловитый молодой человек с применением специальных терминов объяснит, что недвижимость, мол, — вчерашний день, цены падают, рынок переполнен предложением, и есть куда более рациональный подход. От клиента ничего не требуется, просто походить, посмотреть. Так «учащийся» вовлекается в бесплатные занятия, где видит успех бизнес-аналитиков, выступающих на деловых каналах, и проникается доверием к «Институту».

Следующий шаг — попробовать силы на виртуальной торговле с виртуальным счетом. В этом же «Институте» продаются книги старших менеджеров по инвестициям, раздаются бонусные карты инвестиционных компаний, с которыми сотрудничает «Институт», настоятельно рекомендуя только эти компании. А когда жертва уже готова — будущий инвестор купил книги, получил бонусные карты, а «лучшие» преподаватели с делового канала составили для него инвестиционный портфель акций, куратор, используя авторитет преподавателя, склоняет его к последнему шагу — торговле вместе с «Институтом», поскольку, по заверениям преподавателя, виртуальная торговля неэффективна и научиться настоящему трейдингу можно, только оперируя реальными деньгами. Деньги передаются в этом же помещении. Поскольку учащийся не владеет знаниями, ему «помогают» открыть счет, «куратор» самостоятельно выходит в интернет, проходит регистрацию так, что заметить, что счет открывается в офшорной компании, невозможно.

Сейчас электронные средства позволяют заключать сделки посредством прохождения процедур идентификации. Такая сделка имеет силу договора на бумажном носителе. Все учащиеся проверяли лицензии на сайте ЦБ РФ и доверяли компании, но в действительности граждан «подключили» к офшорной компании. Понять это рядовому гражданину невозможно, поскольку адрес имеет незначительное отличие в адресе домена.

Кто спасет утопающего

Такие направления, используемые недобросовестными участниками финрынка, говорят о том, что российскому инвестору придется самостоятельно бороться за право не быть обманутым. Необходимо проверить сайт компании, а точнее — права на домен в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Именно с использованием идентичных названий и схожих доменов связаны последние способы махинаций. Это означает, что проверять название и адрес в интернете необходимо до каждого отдельного знака, буквы и тире. Сделать это можно на сайтах регистраторов доменных имен.

Второй момент — банальный, но он остается актуальным: нужно обязательно читать соглашение. Для этого нужно попросить соглашение для изучения, а не подписывать сразу договор, тем более, ни в коем случае нельзя вкладывать средства, не поняв основные моменты. Да, инвестиционные договора объемны, но инвестор должен их читать и понимать, если он намерен передать значительные средства сторонним организациям. Текст изобилует терминами, непонятными для инвестора, не имеющего профильного образования. Чтобы иметь представление, кто перед вами, советуем обратить внимание сразу на три раздела и затем уже переходить к другим: «название соглашения», «порядок разрешения споров» и «формирование котировок».

Именно в этих трех позициях проявляется «запрограммированная» недобросовестность. Обратив внимание на данные положения, 80% инвестиционных компаний мошенников не пройдут вашу проверку.

Название. Граждане, передавая огромные деньги, подписывают консалтинговые соглашения, соглашения информационно-консультационных услуг и т. п. Однако договор, по которому инвестор передает деньги, не может называться «консалтинговым» — то есть оказания информационных или посреднических услуг. Если в схеме инвестирования имеются такие консультационные соглашения, сотрудничество лучше прекратить.

Споры. Подписывая соглашение с офшорной компанией, инвестор должен знать, что в соответствии с российским законодательством (ст. 28 ГПК РФ или ст. 35 АПК РФ), в случае возникновения претензий, за взысканием денежных средств он должен будет обращаться по месту нахождения ответчика. Поэтому не рекомендуется подписывать соглашения, в которых не оговаривается российская подсудность или, тем более, имеется прямая оговорка о договорной подсудности вне российской юрисдикции. Если в соглашении имеется такое условие, разговор с финкомпанией следует прекращать, не выясняя других условий.

Порядок формирования котировок. Порядок прописывается в соглашениях с форекс-дилерами, STP-дилерами и иными дилерами, предоставляющими возможность внебиржевой торговли. Таких на рынке сейчас очень много, но большинство из них нельзя назвать дилерами. В подавляющем большинстве случаев инвестор увидит в договоре условие, согласно которому дилер не отвечает за достоверность котировок, своевременное срабатывание выставленных ордеров (заявок на совершение сделки). Такое положение прописывается в том числе даже у очень крупных компаний, работающих под банковским брендом.

Это свидетельствует о том, что дилер оставляет для себя возможность манипулирования графиком цен, исходя из общего баланса организации. Иногда такие котировки называются индикативными, за этим термином скрывается именно возможность принудительно закрыть сделки по невыгодной для клиента цене. Подписывая соглашение, инвестор таким образом соглашается с подобной возможностью. Если в договоре обнаружено данное понятие, лучше покинуть компанию, не выясняя другие условия сотрудничества.

Вкладывая деньги, необходимо четко понимать, куда они направляются, на какие счета, в каких банках и у кого учитываются. Учет баланса ведет брокер или дилер, а банк может находиться как в России, так и за ее пределами. Разобраться сложно, но, если инвестор не желает познавать такие азы, лучше воздержаться от вложений.
Не рекомендуем иметь дело с компаниями, даже очень крупными, имеющими лицензии, которые предоставляют услуги внебиржевых торгов. Внебиржевые торги — это «клондайк» для злоупотреблений с безграничными возможностями обмана. Связано это с отсутствием способов объективно проверить котировки. Инвестору могут показать любые цифры, поскольку незаинтересованный посредник-биржа отсутствует в таких сделках. Проблема только в том, что никто не афиширует внебиржевую торговлю — напротив, компании всячески дают понять, что торговля биржевая.

Поэтому, если предлагают торговлю ценными бумагами или валютами, следует выяснить, на какой биржевой площадке брокер или дилер предоставляет возможности торговли. Представители фальшивых финкомпаний не называют конкретную торговую площадку (биржу), ограничиваясь заявлением подобного рода: «наша компания предоставляет возможности торговли на американском рынке акций, поскольку он самый ликвидный и надежный». Если же называют биржевую площадку, следует проверить на ее сайте, находится ли компания в листинге получивших доступы организаций, а также ее наличие в соглашении.

Далее следует ознакомиться с тикерами акций. Выберите любую из тех, что оборачиваются в терминале финкомпании и проверьте тикер на бирже. Мошенники не используют биржевые тикеры в своих системах, заменяя их собственными аббревиатурами, поскольку использование биржевых тикеров доказывает умысел на обман (ст. 159 УК РФ). Если инвестор выяснил, что биржевой площадки не существует, а тикеры ценных бумаг «кустарные», в российских реалиях лучше прекратить сотрудничество с такой инвестиционной компанией.

Хорошо ли быть акционером

Торговля акциями имеют свою специфику. Акция — ценная бумага, дающая право на получение дивидендов, на нее распространяются права собственности. Поэтому при торговле акциями открывается счет депо, то есть счет, на котором учитываются права на ценные бумаги. Депо — от слова депозитарий. Депозитарии — отдельные независимые организации, они занимаются учетом прав на акции для определения круга инвесторов той или иной компании. Даже если акция приобретена на бирже, владелец электронной ценной бумаги имеет права на голосование и дивиденды, поэтому контроль строгий. Если инвестор слышит заверения о торговле акциями, но при этом ему не открывают счет для учета ценных бумаг, это означает, что перед вами мошенник. Мошенник никогда не станет открывать счет депо, потому что это изобличит его преступную деятельность, то есть факт прямого обмана.

У недобросовестных участников возможность такого разоблачения предусмотрена. Поэтому, когда грамотный инвестор поставит четкий вопрос об отсутствии процедуры открытия счета депо, стоит ожидать того, что злоумышленники согласятся, похвалят инвестора и пояснят, что на финансовом рынке предусмотрена торговля не только акциями, но и деривативами, то есть производными финансовыми инструментами, опционами и фьючерсами, по которым поставка подлежащего интереса, то есть акции, не происходит, а совершается зачет требований. Это действительно так, однако такие деривативы стандартизированы и имеют биржевой тикер, поэтому возвращаемся к вышеописанному пункту и проверяем тикеры производных инструментов. Смотрите тикеры производных инструментов, и, если они не совпадают с биржевыми, уходите от такой организации. История с производными инструментами сложна для рядового инвестора, не имеющего профильного образования, поэтому, если инвестор не понимает существа вопроса, лучше не касаться этой сферы совсем.

Идеальный незнакомец

Мы подошли к идеальному способу обмана, который набирает обороты. Это роботы и доверительное управление.

Под роботами в этой сфере понимаются программные алгоритмы автоматизированного совершения сделок по заданным параметрам, исходя из рыночных индикаторов. Продвинутый пользователь может самостоятельно создать такового и совершать сделки с его помощью, однако зачастую используются уже кем-то созданные программы. Роботы могут приобретаться, однако в подавляющем числе случаев для применения робота требуется передать деньги во владение его разработчика либо иного лица, использующего такой алгоритм, например, во владение того же брокера, который будет подключать робот к счету. В этом случае сделка имеет характер доверительного управления и подпадает под это юридическое понятие — то есть клиент доверяет некоторому разработчику и участнику финансового рынка совершать от своего имени сделки с применением программного комплекса на усмотрение оператора этого комплекса.

Про доверительное управление можно писать много, но лучше сказать кратко. В условиях российских реалий ни в коем случае нельзя вступать в такие отношения и держаться подальше от доверительного управления, как ручного, так и автоматического, какой бы крутой и известный финансист не предлагал вам совместную работу на рынке инвестиций. Роботы возможно запрограммировать на любые цены, но проверкой сделок выясняется, что они совершаются по надуманным котировкам, более того, при доверительном управлении инвестор не владеет рыночной ситуацией и в адвокатской практике были случаи, даже у крупных и проверенных компаний, когда менеджеры обманывали своих клиентов, заставляя их совершать сделки, приносившие убытки.