Обзор налоговых новостей, судебной практики и законопроектов (Taxadvisor Weekly №34)

Обзор налоговых новостей, судебной практики и законопроектов (Taxadvisor Weekly №34)

Новости

Минфин передумал включать все неналоговые платежи в НКПосле обсуждения проекта ведомство пришло к выводу, что лучше действовать поэтапно. Планируется, что Госдума в 2020 сможет принять поправки, касающиеся ввода трех платежей: утилизационного и курортного сборов, а также отчислений операторов связи. Сам Минфин обосновывает свой выбор тем, что были выявлены ограничения технологического и финансового характера. Например, передача ФНС администрирования платежей системы "Платон" связана с существенным изменением или даже расторжением концессионного соглашения с оператором системы. А для администрирования платежей за загрязнение среды нужны специальные знания, которыми обладает только Росприроднадзор.

ФНС планирует отказаться от заморозки денежных средств на счете при долге менее 3 000 рублей.Законопроект пока недоступен для публики, однако известно, что он уже представлен Правительству РФ. В службе заметили, что добросовестных налогоплательщиков нужно ценить, а долг в три тысячи может существенно потрепать нервы сотрудников компании и усложнить работу инспекторам и их подчиненным. Удивительным образом умалчивается настоящая проблема, когда вместо блокировки на счете суммы недоимки блокируется весь остаток. Т.е. проблема лежит не в области закона, а, похоже, в области сбоя в технологии. Поэтому странно рассчитывать, что ограничение суммы недоимки для блокировки может реально помочь бизнесу.

В НК появится новая глава о прослеживаемости товаров. Теперь товарам, ввозимым на территорию РФ будут присваиваться регистрационные номера, позволяющие контролировать их оборот. Как следует из пояснительной записки, Соглашение ЕАЭС обязывает ввести национальную систему для отслеживания товаров. И хотя Соглашение еще не вступило в силу, инициаторы считают, что попробовать и посмотреть как работает, все-таки нужно. Законопроект предусматривает указание еще одной вводной в счете-фактуре или документе об отгрузке - регистрационный номер партии товара, подлежащего прослеживаемости.

ФНС запустила сервис для оплаты налогов с карты зарубежного банка. Служба обещает не взимать дополнительную комиссию за транзакцию (со своей стороны), однако при уплате предупреждает, что сам банк может списать дополнительные средства за перевод. Сервис доступен как для физических лиц, так и для иностранных поставщиков электронных услуг.

Подведены первые итоги САР. На ВЭФ сообщили, что резидентами стали 12 компаний. Но МЭР не унывает, потому что массовая регистрация в САР никогда и не была приоритетом. Сейчас идут некоторые изменения в части требований к желающим стать резидентами. Например, разрешили совершать редомициляцию из стран, не входящих в ФАТФ и Манивэл. Указанное разрешает перевести в САР компании, зарегистрированные на БВО. Эксперты назвали несколько причин низкой популярности территорий: некоторые ассоциируют САР с санкциями, иные сообщают о том, что срок перерегистрации в некоторых юрисдикциях может тянуться годами.

Основатель "Рольфа" объявлен в международный розыск. Предпринимателю вменяют незаконный вывод денежных средств за рубеж. По версии следствия, по инициативе Сергея Петрова цена сделки о приобретении акций у кипрской компании была умышленно завышена. Интересно, что сделка была совершена аж в 2014 году, но за все это время ни аудиторы, ни ФНС не предъявляли каких-либо претензий относительно цены. Более того, покупка акций обошлась Рольфу в 3,9 млрд рублей, тогда как чистые активы компании на последнюю отчетную дату перед покупкой составили 4,2 млрд рублей. Следствие же считает, что стоимость компании не может превышать 200 млн.

Судебная практика 

Налоговая не может самостоятельно определять, соответствует ли объем производства объему продаж. Инспекция обвинила компанию в создании трансграничной схемы уклонения от уплаты налогов, которая включала белорусского контрагента. 

По легенде проверяющих, организация нелегально ввозила в Россию лакокрасочную продукцию, а потом продавала ее как собственную. Продажи шли как в адрес реальных покупателей, так и подконтрольных однодневок. На основе этих выводов были доначислены НДС и налог на прибыль. 

Сложности в споре с инспекторами возникли еще и из-за того, что часть документов, которые должны были подтвердить размер доходов и расходов предприятия, была уничтожена при прорыве водопровода. Инспекцию такая мелочь остановить не смогла, поэтому доля продукции, которую, якобы, нелегально ввезли, была определена расчетным путем. 

Проверяющие взяли техническую документацию на станки, посчитали, сколько за проверяемый период было израсходовано электроэнергии и пришли к нужному выводу. Суды первой и апелляционной инстанции к формуле претензий не имели. 

На помощь компании пришел суд округа. Он посчитал, что без участия экспертов нельзя решать, сколько продукта может произвести то или иное оборудование. 

К слову, одним из доказательств был протокол допроса директора "похожего" предприятия. Налоговики показали ему видео с проверяемого завода, чтобы подтвердить свои расчеты. Суд такое доказательство не принял. 

Прокол на допросе ставит под угрозу налоговые документы компании. В бухгалтерии компании произошло недоразумение, и в бюджет ушел ЕНВД, плательщиком которого организация не являлась. Исправить ситуацию должно было помочь заявление о возврате излишне уплаченного налога. Его компания и направила в инспекцию. Подписал заявление руководитель, который был указан в ЕГРЮЛ. 

Инспекция отказалась вернуть переплату: подписант не имел полномочий направлять спорный документ, поскольку реально не являлся руководителем. Такой вывод был сделан на основе допроса самого же директора, который заявил, что о компании ничего не знает и управляет ей только номинально. 

Суд все же усомнился в доказательной силе протокола и основал решение на данных реестра. Правовых оснований для отказа в возврате не нашлось. 

В этой ситуации компании повезло с судебным составом и наличием у него здравого смысла, приправленного верой в данные публичного реестра. Однако если директора вызывают на допрос, лучше лишний раз подумать, не нужна ли ему профессиональная поддержка. 

Реальность можно доказать через отходы. В компании была проведена налоговая проверка, по результатам которой у проверяющих возникли претензии к закупкам сырья у ряда поставщиков. Налоговики посчитали отношения нереальными и привели аргументацию, знакомую всем, кто интересуется налоговыми спорами. Однако привлекает внимание один из эпизодов, в котором компания зашла с необычной стороны. 

Предприятие производит продукцию из ПВХ и закупает полимерное сырье. Товарная номенклатура была довольно разнообразная, и после производства оставалось приличное количество отходов, которое повторно уже нельзя было использовать - физические свойства и цветовой профиль не отвечали требованиям. 

Как раз данный аспект производственного процесса и помог отстоять эпизод. Суд признал, что инспекция не смогла объяснить, каким образом имевший место объем отходов мог быть получен, если закупок у спорных поставщиков не было. Проверяющие было показали на перерабатывающую установку - вот на ней компания и получала вторсырье. Однако суд прислушался к организации, которая доказала её низкую производительность и иное предназначение дробилки. 

Международное налогообложение

"Амнистия капиталов" была защищена судом.Налогоплательщик начал участие в 2015 году, а уведомление об участии подал вместе со специальной декларацией, в рамках первого этапа налоговой амнистии. Налоговая инспекция посчитала, что нарушение в виде несвоевременного предоставления уведомления об участии в иностранной организации было совершено налогоплательщиком до момента принятия закона об амнистии и привлекла его к ответственности. Суд, защищая права налогоплательщика, указал на наличие у закона об амнистии капиталов обратной силы, как улучшающего положение налогоплательщика. Так как налогоплательщик подал специальную декларацию, и приложил к ней само уведомление об участии, привлечение налогоплательщика к ответственности неправомерно.

При выплате в адрес иностранных компаний предоставление сведений о суммах таких выплат является обязательным. Компания была привлечена к ответственности за непредоставление сведений о суммах, выплаченных в адрес иностранных компаний. Она полагала, что раз нет удержания налога с таких выплат, то подавать отчет не нужно. Суд указал, что такая обязанность не связана с фактом удержания налога. Поэтому штраф налоговой правомерен.

Для получения ответов от компетентных иностранных органов срок проведения проверки становится "резиновым". В рамках проведения повторной выездной проверки налоговики запросили у иностранных коллег информацию о наличии статуса ФПД по иностранным компаниям. В ожидании ответа, срок рассмотрения материалов проверки неоднократно был перенесен с февраля 2018 года до февраля 2019. Налогоплательщик посчитал свои права нарушенным и оспорил такое удлинение проверки. Суд, изучая доводы налогоплательщика, указал, что принятие решения о продлении срока вызвано объективными причинами (отсутствие ответов из компетентных органов). Получение ответов является дополнительной гарантией прав компании, поскольку направлено на предотвращение необоснованного привлечения к налоговой ответственности. Интересно, а доначисление пени за весь этот период тоже направлено на улучшение положения компании?

Формального подхода недостаточно.Налогоплательщик получал займы от иностранной материнской компании в периоды между 2008 и 2017 годами. Все займы были объединены в 2 займа (выраженные в ЕВРО и долларах США) между "дочкой" и "мамой" в 2015 году. По займам до 01.01.2014 налогоплательщик рассчитывал предельную величину процентов для тонкой капитализации, по более мягким критериям. Налоговая не согласилась с расчетом и доначислила налогоплательщику налог на прибыль, так как посчитала, что к новым договорам займа не применимы переходные положения. 

Суд указал, что заключение новых договоров займа в 2015 году не являлось новацией, а, следовательно, применение переходных положений компанией было правомерно. Особо было отмечено, что налоговики должны исследовать суть операций, а не формальную сторону.