Право

Банкротство юридических лиц

Банкротство – процедура, которая проводится, когда имущества и всех активов предприятия (юридического лица) не хватает, чтобы удовлетворить требования кредиторов. Для её начала не имеет значения, перед кем возникла задолженность – банком, сотрудниками, клиентами, партнёрами – юридическими лицами, или же перед госорганами.

Кто может подать заявление на банкротство юридического лица? Как проходит процедура банкротства? Что такое конкурсное производство? Ответы на эти вопросы можно найти в материалах этого раздела

Все материалы

Работа бухгалтера становится всё опаснее. Потрясающую историю в Фейсбуке рассказала бывший бухгалтер акционерного общества, попавшего под банкротство.

«Предыстория: работала я в организации ОАО главным бухгалтером, деньги снимались на хоз нужды по чековой книжке, уволилась в 2015 году. Через какое то время организация объявляет себя банкротом и иии... и вот итог плюс со всех кассиров тоже принято решение удержать», — пишет Елена

Конкурсный управляющий опротестовал в суде все сделки за последние три года перед началом банкротства, вплоть до снятия денег по чекам в кассу организации. Под удар попали не только бухгалтеры, но и кассиры. Т.е. все, чьи фамилии значились в чеках.

«Суд просил от меня предоставить балансы и всю документацию, видимо я должна была её с собой прихватить при увольнении, и рассудил так, что я сняла деньгии  и положила их себе в карман миную кассу», — недоумевает Елена.

Взыскивают с бывшего бухгалтера приличную сумму — 640 тыс. рублей. Причем «добрый» судья еще уменьшил сумму на 200 тыс. (сославшись на срок давности), однако конкурсный управляющий уже готовится это оспорить.

Судя по картотеке дела, Елена не единственный работник, с которого пытаются взыскать деньги. Кроме того, отобрать деньги пытаются у многих предпринимателей, которым оплатили за какие-то услуги или товары. Причем речь идет о небольших суммах, т.е. речь о выводе средств из организации явно не идет. Такое впечатление, что конкурсный управляющий нашел самых незащищенных лиц — работников бухгалтерии и ИП, за счет которых и пытается погасить долги кредиторам.

Страна должна знать своих героев — банкротством занимается конкурсный управляющий Горбачева Наталия Викторовна, член Ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих «Содействие».

Газета «Коммерсантъ» пишет о парадоксальной ситуации — Агентство по страхованию вкладов (АСВ) через суд требует от ФНС восстановления «мертвых» фирм в ЕГРЮЛ, при том, что взыскать с них в пользу кредиторов нечего.

В пример приводится спор АСВ с МИФНС № 46 по поводу исключения из ЕГРЮЛ ООО «ПС-Хостелс». Уставный капитал компании был минимальным, по ее юридическому адресу находилась еще 2191 компания, а учредитель и одновременно ее директор возглавлял еще три компании-однодневки. Принудительно из ЕГРЮЛ налоговики ее исключили из-за того, что она год не подавала признаков жизни — отчетность не сдавалась, движения по счетам не было. Однако АСВ со ссылкой на кредиторскую задолженность перед банкротом требовало возродить ее.

В ФНС на запрос «Ъ» сообщили, что они ликвидируют не подающих признаков жизни в строгом соответствии с законом 129-ФЗ (о регистрации и ликвидации юрлиц). В АСВ же отметили, что действуют «в целях наиболее полного и оперативного удовлетворения требований кредиторов»: выявляют должников банков-кредиторов, при получении сведений о предстоящем исключении компании из ЕГРЮЛ АСВ направляет в ФНС заявление об отказе от ликвидации в связи с нарушением интересов банков-банкротов. Если же ФНС не приостанавливает ликвидацию — судится.

Каждый спор по возвращению в ЕГРЮЛ фирм-однодневок по самым скромным расценкам на юруслуги может обходиться агентству в 200–300 тыс. руб., которые тратятся из конкурсной массы банков-банкротов. По запросу «Ъ» АСВ не мог назвать ни одного примера, когда восставший «мертвец» погасил задолженность.

Семинары по теме Банкротство юридических лиц
Все семинары
654 НДС

В соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК реализация имущества, в том числе изготовленного в ходе текущей производственной деятельности организаций-должников, признанных в соответствии с законодательством РФ несостоятельными (банкротами), объектом налогообложения НДС не является.

Об этом сообщает Минфин в письме № 03-07-11/5779 от 01.02.2019.

При этом освобождения от НДС операций по выполнению работ (оказанию услуг) не предусмотрено.

Вместе с тем согласно правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда РФ от 26.10.2018 № 304-КГ18-4849, под реализацией имущества должника понимается продажа имущества, входящего в конкурсную массу, за исключением продукции, изготовленной должником в процессе своей текущей хозяйственной деятельности, и на основании пункта 1 статьи 11 НК в этом же значении понятие «реализация имущества должника» должно толковаться в целях применения подпункта 15 пункта 2 статьи 146 НК.

В этой связи Минфин предписывает руководствоваться вышеназванным решением ВС невзирая на то, что ранее в письмах Минфина содержалисбь другие рекомендации.

Арбитражный суд Свердловской области взыскал с пенсионерки Галины Ахмадеевой 5,7 млн руб. в счет возмещения ущерба из-за «ненадлежащего ведения» бухучета.Об этой истории рассказали «Ведомости».

Решение принято по иску конкурсного управляющего ООО «Темп», которое находится в стадии банкротства. По мнению суда, неправомерные и умышленные действия бывшего директора предприятия Михаила Колпакова и бывшего главного бухгалтера Ахмадеевой в виде умышленного занижения налоговой базы по налогу на прибыль привели к доначислению организации налога и штрафам.

В декабре 2017 г. Ахмадеева фактически выиграла в Конституционном суде дело о взыскании с нее налоговой недоимки организации. Пенсионерка подрабатывала оформлением отчетности и в 2012 г. неверно определила, какой режим налогообложения должно было применять ООО «Темп». Предприятие занималось автоперевозками, и власти регулярно задерживали выплаты ему компенсаций за льготников. Это и привело к превышению лимита, установленного для пользования упрощенной системой налогообложения. В 2015 г. Ахмадеева оказалась фигурантом уголовного дела об уклонении от уплаты налогов. Дело закрыли, но через месяц межрайонная инспекция ФНС № 2 по Свердловской области обратилась в суд с гражданским иском о взыскании с пенсионерки ущерба, причиненного преступлением, и взыскала 2,78 млн руб.

Ахмадеева пожаловалась в Конституционный суд на попытку двойного налогообложения, ведь недоимку пытались взыскать и с нее, и с предприятия. Конституционный суд согласился с заявительницей только частично. Физлица не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими ущерб, однако с них нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию, объяснил он. Кроме того, исключено взыскание причиненного недоимками вреда с лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления до прекращения деятельности организации-налогоплательщика, указал суд.

В апреле 2018 г. красноуфимский суд исполнил решение Конституционного суда и отклонил требования налоговиков о взыскании с пенсионерки вреда. Но теперь арбитражный суд области решил, что она возместить должна организации-банкроту, так как ее положение существенно ухудшено действиями Ахмадеевой.

АдвокатДмитрий Шубин, представляющий интересы Ахмадеевой, говорит, что его клиентка не согласна с этим решением и обязательно его обжалует. Он отмечает, что в данном случае суд применил не нормы Налогового кодекса, ставшие предметом проверки Конституционным судом, а положения закона о банкротстве. Однако при этом суд не стал, как положено, устанавливать обстоятельства, а просто сослался на ранее вынесенное им решение, подтвердившее правильность начисленной недоимки. Кроме того, Конституционный суд прямо запретил взыскивать с физлиц штрафы, наложенные на организацию, напоминает адвокат.

Арбитражный суд Свердловской области расширительно толкует статью Гражданского кодекса, которая предусматривает ответственность руководителя организации и до сих пор применялась только в отношении гендиректора, считает эксперт. И непонятно почему к убытку организации суд отнес сумму недоимки, хотя организация с этими деньгами не расставалась. 

Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы № 1 по Санкт-Петербургу подала иск о банкротстве к ОАО «Метрострой». Об этом пишет «Фонтанка» по данным «Электронного правосудия».

Сумма требований в карточке дела не отображается, однако, по информации издания, фискалы потребовали более 700 млн рублей, которые по итогам проверки дополнительно насчитали  компании в прошлом году. Как пояснили в «Метрострое», компания уже полностью обеспечила требование налоговой с помощью своей недвижимости, стоимость которой соответствует сумме требований. В этом иске налоговиков фирма увидела только положительное - суд может дать возможность заключить мировое соглашение и рассрочить платеж. После чего будет снята блокировка счетов и организация сможет вести полноценную работу.

У налоговой не впервые возникают претензии к «Метрострою». Однако до этого иски о банкротстве шли к дочерним структурам компании или близким подрядчикам. Так, летом налоговики направили банкротные иски к ЗАО «СМУ-11 Метростроя» и к ЗАО «Управление-15 Метрострой».

В конце прошлого года в Санкт-Петербурге разгорелся скандал - рабочие подрядной организации метростроителей объявили голодовку из-за четырехмесячной невыплаты зарплаты. Оказалось, что подрядчикам не могут перевести деньги из-за того, что по счетам ОАО «Метрострой» наложены инкассо. И городские власти не перечисляют обществу деньги, потому что они сразу уйдут в уплату доначисленных налогов и до подрядных организаций деньги не дойдут.