Клерк.Ру

SWIFT: сегодня монополия, а завтра?..

Фото Михаила Чернова, Кублог

И хотя риск подобного развития событий несколько минимизирован, есть повод проанализировать, с какими последствиями может столкнуться российская экономика в случае реализации этой угрозы. Как утверждают эксперты, национальным банкам будет при таком раскладе достаточно сложно выполнять свои основные функции, а именно переводить платежи, в том числе и внутри страны. Как раз поэтому сейчас идет активная работа по созданию альтернативы международной системе передачи информации. Но способа обмена информацией, который по праву мог бы называться аналогом SWIFT, на сегодняшний день ни в одной стране мира не существует. 

Монополия SWIFT

На сегодняшний день SWIFT (Society of Worldwide Interbank Financial Telecommunications) – ведущая система по передаче финансовых сообщений. SWIFT была основана еще в 1973 году, когда возникла необходимость в быстрой и надежной технологии передачи банковской информации. В 1987 году к международной системе обмена информацией смогли подключиться участники фондового рынка. В список пользователей SWIFT входит более 10 тыс. крупных финансовых организаций.

Иными словами, на сегодняшний день SWIFT – это монополия, поскольку более 80% всех глобальных платежей проходит именно через эту систему. Естественно, многих участников системы такое положение дел не устраивает, особенно с учетом того, насколько нестабильной становится геополитическая ситуация в мире и насколько часто международные организации, казалось бы, не имеющие никакого отношения к политике, начинают использоваться как инструмент в холодных войнах. «Я считаю, что всегда должен быть выбор. Наличие альтернативной системы совершения платежей говорит о своеобразной защите от возможных неприят-ных моментов в будущем, например, о возможности продолжать работу в условиях санкционной политики», – комментирует текущую ситуацию с переводами платежей заместитель председателя правления Азиатско-Тихоокеанского банка Вячеслав Андрюшкин.

Ежедневно через SWIFT проходят платежные поручения на сумму более 6 трлн долларов США. «С помощью SWIFT можно буквально за 15 секунд подтвердить любой платеж, совершенный где бы то ни было. Служба поддержки работает 24/7. Кроме того, 95% (по некоторым данным 98%) банков мира используют SWIFT», – рассказывает об эффективности международной платежной системы начальник управления торгового и проектного финансирования Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Сергей Охрименко. 

В каждой стране создается своя Национальная группа членов SWIFT, объединяющая всех пользователей системы  передачи данных. В России это РОССВИФТ – Российская Национальная Ассоциация SWIFT, созданная в 1995 годуи являющаяся негосударственной некоммерческой организацией. В нашей стране сообщество насчитывает более 600 участников, включая ЦБ РФ. Стоит отметить, что один из российских банков, подпавший под действие санкций, планирует стать одним из акционеров SWIFT. Для этого Россельхозбанку необходимо приобрести 246 акций, это 0,2% от общего пакета, стоимость такого количества ценных бумаг составит 844 тыс. евро. Ведь с юридической точки зрения SWIFT – акционерное общество, владельцы которого – банки.

Начиная с лета 2014 года в связи с кризисом на Украине было много разговоров о том, что Россию хотят отключить от SWIFT, что стало бы большой проблемой для российской банковской системы, которая в значительной мере опирается на доллар и евро. Поскольку сама организация – коммерческая, а не государственная, было заявлено, что под действием политического давления SWIFT не будет в одностороннем порядке принимать решения об отключении организаций от своей сети. Формально SWIFT не зависит от ЕС и США, исполнение предписания несет за собой репута-ционные риски для системы платежей. Но головной офис организации располагается в Бельгии и, следовательно, находится в юрисдикции этой страны. Поэтому в случае, если будет соответствующая директива Евросоюза, SWIFT вынужден будет выполнить ее. 

«SWIFT — европейская компания, которая подчиняется европейским законам. История знает один случай отключения от SWIFT в рамках международных санкций — это произошло с иранскими банками в марте 2012 года. Организация исполнила предписание Совета Европы в день решения», – подчеркивает Вячеслав Андрюшкин (Азиатско-Тихоокеанский банк). Таким образом, теоретически отключение все же возможно. И решение о разработке альтернативы международной системе вполне обоснованно. 

Последствия, которые сложно назвать приятными

Инициатором резолюции об отключении России от международной системы межбанковских платежей выступила Великобритания. Эксперты быстро «раскусили», в чем тут причина: британский энергетический сектор в случае реализации этой инициативы не пострадал бы, поскольку королевство, в отличие от других европейских стран, не импортирует российский газ. На фоне этого угроза отключения России от международной системы кажется маловероятной, тем более что «не газом единым». Есть еще достаточное количество отраслей экономики, как российской, так и общеевропейской, которые оказались бы в этом случае под ударом.

«Отключение от системы SWIFT прекратит не только платежи в адрес России, но и встречные платежи. Не знаю, кому это будет выгодно», – сказал по этому поводу одному из российских СМИ директор департамента экономического сотрудничества МИД РФ Евгений Станиславов. Помимо того, это сильно затруднит работу банков не только на международном уровне, но и внутри страны. На проведение операций понадобится намного больше времени, акции российских компаний сильно упадут, цены вырастут, а доходы населения, наоборот, снизятся. «Очевидно, это будет болезненно. Российские банки интегрированы в систему международных расчетов, объемы этих расчетов с каждым годом растут. Взаимодействие с иностранными банками, в которых российские банки держат корреспондентские счета в иностранной валюте, осуществляется по телекоммуникационному каналу SWIFT», – делится своими опасениями начальник управления организации и методологии расчетов Альфа-Банка Елена Зуева. 

Импортерам также придется несладко: вместо операций, которые сейчас производятся в два щелчка, придется искать обходные пути, что будет в первую очередь занимать гораздо больше времени. «Сложно предположить, что все российские банки разом отключат от SWIFT, — в таком случае страна фактически окажется в финансовой изоляции, потому что на SWIFT завязана мировая банковская система. Под ударом окажется весь российский экспорт и импорт. Такого в истории пока не было», – резюмирует Вячеслав Андрюшкин (Азиатско-Тихоокеанский банк).

Китайская копия

У других стран имеется опыт создания аналогов системы передачи данных. «В США существуют сразу две подобные системы, CHIPS и FedWire, которые активно применяются при проведении расчетов внутри страны», – приводит пример Сергей Охрименко (ПАО КБ «УБРиР»). Когда в 2012-м Иран попал под действие санкций из-за своей ядерной программы и был отключен от международной системы, исламское государство стало использовать систему SUCRE. Она была создана в рамках латиноамериканской международной организации ALBA, ее используют на Кубе, в Эквадоре, Боливии, Венесуэле и Никарагуа. Кстати, тогда это обернулось неудачными последствиями для США. Есть и другие примеры, но ни одна из подобных систем не может пока сравниться со SWIFT. 

И тем не менее…

«В случае, если каждое государство начнет активное внедрение собственных разработок в данной сфере и полностью откажется от SWIFT, финансовый диалог в современном виде перестанет существовать или будет сильно усложнен, – объясняет ситуацию Сергей Охрименко (УБРиР). – При этом пострадают обе стороны, так как решение об отказе работы в одной платежной системе и решение об отказе от единого стандарта будет действовать против самой страны (возникнут трудности при проведении международных расчетов, по обеспечению их безопасности, своевременности и т.д.)». Нелегко, по мнению эксперта, придется и деловым партнерам и контрагентам из других стран: процесс возврата страной-«отказником» заемных средств, полученных на международных финансовых рынках, сильно затруднится, и в некоторых случаях это может повлечь за собой даже наступление технического дефолта страны или целой серии «локальных» корпоративных дефолтов. 

В ближайшее время Китай планирует запуск собственной международной системы передачи информации – CIPS (China International Payment System). Сделки через новую систему будут совершаться в юанях, в то время как сейчас большая часть расчетов, проходящих через SWIFT, осуществляется в долларах США. Это усилит роль юаня на мировой арене, поскольку сейчас работа с валютой Китая – весьма трудоемкий процесс и есть необходимость в сокращении времени, которое уходит на обработку платежей и операционных издержек. Формат передачи сообщений через CIPS будет таким же, какой используется сейчас для проведения большинства международных платежей. Систему планируется тестировать на 13 китайских банках и 7 дочерних структурах иностранных групп. 

Но, как и в случае запуска любой подобной системы, CIPS потребуется много времени, чтобы стать заменой SWIFT, для начала требуется построить обширную сеть банков-пользователей, на что уйдет несколько лет. «Надо учитывать, что SWIFT – система не новая, она постоянно развивается, совершенствуется с учетом современных технологий и всегда отвечает требованиям мирового сообщества», –говорит Вячеслав Андрюшкин (Азиатско-Тихоокеанский банк). Так что конкурировать с ней будет нелегко, и в качестве примера, подтверждающего это, эксперт приводит историю создания китайской платежной системы UnionPaу. Она была учреждена намного позже Visa и MasterCard, и ей пришлось приложить немало усилий для того, чтобы с 2010 года занять лидирующее место по количеству выпущенных карт. Сейчас UnionPay покрывает более чем 140 стран мира, тесня признанных гигантов карточного бизнеса. Но ей потребовалось для этого не только время, но и колоссальные по размерам инвестиции в развитие и продвижение.

В худшем случае Россия также может использовать неевропейские банки в качестве посредников для перевода платежей. Даже в США сейчас многие банки до сих пор обходятся без SWIFT.

Отечественные разработки

В августе 2014 года заместитель министра финансов Алексей Моисеев сделал заявление о подготовке законопроекта о создании российского аналога международной системы SWIFT. Кстати, разговоры об этом велись еще с 2006 года. «Если говорить о России, то информация о разработке собственной системы передачи финансовых сообщений, подобной SWIFT, появилась задолго до введения санкций. Возможно, что какие-то отечественные аналоги уже готовы и частично внедряются, но официальных подтверждений данной информации нет», – комментирует ситуацию Сергей Охрименко (УБРиР). 

Сейчас система передачи финансовых сообщений (СПФС) стала доступной не только для банков, но и для их клиентов – юридических лиц. Заинтересованность уже проявили ЛУКОЙЛ, Evraz, «Рольф» и «Ростех». «Можно предположить, что это даст основу для создания универсального канала связи клиентов – юридических лиц с банками, компании могут получить возможность взаимодействовать с разными банками по единым стандартам и в одном формате», – рассуждает о перспективах подключения компаний к российскому аналогу SWIFT Елена Зуева (Альфа-Банк). 
Пока, как поясняют специалисты, СПФС еще молодая и не рассматривается как полноценная замена SWIFT даже в рамках переводов внутри страны. Но ее постоянно дорабатывают, особенно с точки зрения безопасности. Если обратить внимание на большое количество успешных транзакций, то можно предположить, что уровень доверия к ней будет расти.

Российская SWIFT на 100% принадлежит Банку России. Стоимость использования российского аналога ниже, чем у брюссельской системы (1,5–2 рубля против 0,03–0,05 евро). До создания новой системы у ЦБ уже была технология, позволяющая передавать сообщения свободного формата ЕД501. Сейчас она используется только для обмена сообщениями с ЦБ РФ. Также сейчас идет работа над созданием аналога SWIFT для стран БРИКС, хотя ему тоже будет далеко до оригинала. Но, как поясняют специалисты, на роль резервной системы в случае введения против одной или нескольких стран, входящих в БРИКС, санкций он вполне может подойти. 

В любом случае, необходимость создания аналога международной системы передачи финансовых сообщений, который давал бы какую-либо гарантию защиты национальных финансовых систем от рисков, связанных с политическими решениями в этой сфере, сейчас есть. Если БРИКС поддержат инициативу Китая по разработке новой системы, то это ударит по SWIFT как по монополисту среди международных систем передачи информации. Конечно, не сразу   – это будет так называемый отложенный удар, но руководство SWIFT как раз потому так и «упирается» по российскому вопросу, что отдает себе отчет в существовании подобного риска.