Клерк.Ру

Как налоговики ищут жертв для выездных проверок

Средний размер доначислений по результатам выездной налоговой проверки в 2018 году составляет 20,1 млн. рублей. Понятно желание налогоплательщика знать, ожидает ли проверка его бизнес, если – да, то, когда, можно ли ее предотвратить и что налоговикам уже известно. На налоговых семинарах и в статьях о проверках высказывается большое количество домыслов и прямой дезинформации, начиная от параноидальных «налоговикам известно все» и «все автоматизировано, АСК НДС-2,3 и т.д. делают за инспекторов всю работу», до «налоговики при решении о проведении проверки оценивают только «платежеспособность» организации, а нарушения найдутся».

Мы расскажем о том, как принимается решение о выездной налоговой проверке объективно, исходя из приказов ФНС (включая «внутренние»), информации от сотрудников налоговых органов и собственного опыта сопровождения проверок.

Большинство ответов на вопрос, как налоговики выбирают жертву проверки, содержится в документе под названием «Заключение по результатам предпроверочного анализа», который составляется перед каждой выездной налоговой проверкой. В зависимости от размера и сложности бизнеса проверяемого, этот документ насчитывает от 30 до 150-200 страниц, но, конечно, важен не объем, а его содержание.

Прежде всего, анализируются основные сведения о налогоплательщике (раздел 1), в основе это данные из расширенной выписки из ЕГРЮЛ, а также сведения о способах подачи отчетности, телефоне руководителя, заявленного при регистрации (если он указан в других организациях, это может свидетельствовать об их взаимозависимости).

В этом же разделе указывается среднесписочная численность организации, данные о других организациях, в которых учредители и директора совпадают, сведения о работниках, имеющих статус ИП, сведения об имуществе (недвижимость, транспорт), чтобы было понятно, на что накладывать взыскание.

А теперь внимание! Здесь же содержатся сведения о членах семьи учредителей и директоров, а также их доходе и имуществе. Эти данные получаются налоговиками из 2-НДФЛ и 3-НДФЛ, по сути это данные из личных кабинетов налогоплательщика. При этом автоматически родственники учредителей и директоров не определяются.

Но часть сведений в ФНС уже содержится. Например, данные по вычетам НДФЛ на детей автоматически дают возможность определить их родство с налогоплательщиком. Естественно тещи, двоюродные сестры, однокурсники и сослуживцы и т.д. автоматически не связываются с налогоплательщиком. Их влияние на взаимозависимость и получение необоснованной налоговой выгоды устанавливается уже в ходе выездной налоговой проверки или по результатам оперативно-розыскных мероприятий, которые передаются налоговикам.

Поэтому мы не устаем повторять: какие бы методы налоговой оптимизации не использовались, у бенефициаров должен быть хотя бы частично подтвержденный доход, соответствующий масштабу бизнеса (кроме объяснений про подарили, нашел, дали в долг, бабушкино наследство и т.д.)

Дальше анализируется динамика налоговых поступлений по годам. При неправильно проведенной налоговой оптимизации (независимо от того было ли это его «обелением» или наоборот), данные очевидно рознятся, при, например, неизменности основных контрагентов и штата организации.

Последний пункт первой части – сравнение налогоплательщика с «аналогичным» по показателям налоговой нагрузки, рентабельности, средней зарплаты и т.д. Обычно налогоплательщик выглядит значительно хуже «аналогичного»: и налоговая нагрузка ниже и зарплата…

Вторая часть предпроверочного анализа - анализ группы взаимосвязанных лиц, организации бизнеса, функциональная схема предприятия, схема технологического процесса, товарных, грузовых, денежных потоков. Именно в этом разделе визуализируется схема взаимозависимых лиц (нечто похожее можно увидеть, например, в коммерческой версии «Спарк»), также видна информация по основным контрагентам (может оказаться, что это учредитель, которому переводятся займы или подотчет директора, или фирма-однодневка, через которую деньги и обналичиваются).

В этом же разделе сравнивается налоговая нагрузка организации со средней по тому же ОКВЭД как по стране, так и по субъекту и рентабельность (прибыль от продаж/выручку от продаж*100%). Также осуществляется расчет налоговой нагрузки после проведения выездной налоговой проверки и нетрудно догадаться, что нагрузка вырастает в разы.

В третьем разделе анализируются результаты предыдущих контрольных мероприятий по организации, результаты встречных проверок, сведения о допросах сотрудников налогоплательщика и контрагентов (в том числе номинальных руководителей, которые сообщили, что реальное руководство организацией не осуществляли).

Четвертый раздел - анализ показателей финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика (баланс, отчет о прибылях и убытках, общий анализ доходов, НДС, налога на прибыль, других налогов). Здесь же указываются доказательства получения необоснованной налоговой выгоды, спорные контрагенты, предполагаемые мероприятия налогового контроля.

И самое главное – проводится анализ платежеспособности налогоплательщика, а также информация об активах, за счет которых предполагается взыскание доначисленных налогов, ведь прийти с проверкой и доначислить – половина дела, налог нужно реально взыскать.

Последний раздел - общие выводы по результатам предпроверочного анализа с прогнозируемыми суммами доначислений, предполагаемым сроком проверки и численным составом проверяющих. Именно в таком виде заключение ляжет на стол начальнику инспекции для решения вопроса о включении в план выездных налоговых проверок. В любом случае, эти материалы хранятся в налоговой 5 лет (Приказ ФНС России от 15.02.2012 N ММВ-7-10/88@) и могут быть использованы при решении о назначении проверки в последующих периодах.

А теперь к выводам. Да, налоговики знают много, и автоматизация дала совершенно новые возможности для аналитики: однозначно видны схемы с фирмами-однодневками и да, налоговики контролируют доходы и расходы бенефициаров и членов их семей. Важное значение имеет наличие у проверяемой организации активов, на которые можно наложить взыскание, но не менее важны доказательства получения необоснованной налоговой выгоды. И связь с фирмой однодневкой – самый простой и понятный факт для доказывания.

Получение необоснованной налоговой выгоды при грамотном дробление бизнеса, использование схем налоговой оптимизации в группе компаний – не очевидно не только для программ, но и для налоговиков и судов. Если налоговая выгода к тому же законна, является следствием реальных бизнес-процессов, то риски претензий ФНС снижаются, а судебная перспектива обжалования – увеличивается.