Борис Титов

«На выборах 21 года мы собираемся стать парламентской партией», – начал приветственную речь председатель либерально-консервативной партии «Партия Роста» Борис Титов.

Большие надежды на успех в этом направлении Титов возлагает на исполнителя песен и автора социальных стихов Сергея Шнурова. С сегодняшнего дня Шнуров стал членом Партии Роста.

В коротком видео, которое сопровождает объявление, Сергей Шнуров без мата, в деловом костюме и дорогих очках, выдал:

Я, конечно, за то, чтобы экономика развивалась не только в ресурсном нашем секторе, чтобы мы занимались каким-то производством, чтобы мы производили, в конце концов, смыслы, чтобы мы производили по большому счету культуру (да, он так и сказал).

 

Ряд статей в новом проекте Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) устанавливают несправедливые и несоразмерные нарушениям штрафы для бизнеса, их необходимо пересмотреть в ходе общественного обсуждения, считает уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Он обратил внимание, что предложенный Госдуме текст нового КоАП, помимо всего прочего, противоречит постановлению Конституционного Суда РФ, вынесенному еще в 2014 году. В нем КС признал не соответствующими конституции несколько положений КоАП: часть 1 статьи 7.3 (Пользование недрами без лицензии на пользование недрами), часть 1 статьи 9.1 (Нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов), статьи 19.73 (Непредставление информации в Банк России) и другие.

«Все упомянутые статьи устанавливают минимальные размеры штрафов для юридических лиц. Все они не допускают назначения штрафа ниже низшего предела, и тем самым, согласно постановлению КС, не позволяют надлежащим образом учесть характер и последствия правонарушения, степень вины юридического лица, его имущественное и финансовое положение, а также иные существенные обстоятельства. И в результате не обеспечивают назначение справедливого и соразмерного административного наказания», — заявил Титов РИА Новости.

Бизнес-обмудсмен считает, что вновь устанавливаемые размеры санкций должны быть экономически обоснованы. Кроме того, должны быть выработаны предельно четкие критерии минимального и максимального размера штрафов по каждому правонарушению.

На новое российское правительство возлагают немалые надежды.

Вот и партия предпринимателей решила напомнить исполнительной власти о существовании иного пути, иной экономической политики. Борис Титов опубликовал открытое письмо премьер-министру с предложениями по развитию бизнеса в стране. Центральное предложение – налоговая амнистия для бизнеса.

Вот небольшой комментарий Титова: 

«Налоги: для ускоренного обновления основных фондов пойти на ускоренную амортизацию (для российского оборудования – еще и с повышающим коэффициентом, до 150%), разрешить зачитывать ее не только по налогу на прибыль, но и по налогу на имущество и НДС. Снизить ставки соцвзносов, чтобы обеление зарплат не оборачивалось тяжелым ударом для работодателей. Налоговая амнистия для малого бизнеса, освобождение его от налогов на три года в качестве экстраординарной меры для роста.

Кредиты: наладить систему проектного финансирования, дешевого долгосрочного беззалогового кредитования.

Тарифы: заморозить тарифы монополий на три года, а потом перейти на систему Price cap, при которой не тарифы следуют за издержками монополиста, а монополист повышает свою эффективность в рамках установленного потолка цен. Дешевая, под 5% ипотека для всех нуждающихся: инструмент решает сразу две задачи, и стимулирования роста, и социальную.

Наконец, сто индустриальных кластеров, которые могут стать точками нового роста. Программа готова, надо лишь иметь решимость создать в кластерах новые, прогрессивные условия финансирования, налогообложения, контроля. Думаю, под нашими предложениями подпишется любой несырьевой бизнесмен»

 

Полный текст можно посмотреть на сайте «ПАРТИИ РОСТА».

Владельцу компании Rodex Group Евгению Родионову на это потребовалось более шести лет. Коротко историю его борьбы за честное имярассказывает Борис Титов, бизнес-омбудсмен страны.

Шесть лет жизни, которые активный, предприимчивый человек мог бы посвятить совсем другим вещам – развитию бизнеса, созданию новых рабочих мест, постройке домов для людей.

В 2013 году Родионова обвинили в хищении средств при строительстве коттеджных поселков в Подмосковье. Уголовное дело несколько раз передавалось в суд и возвращалось то следователю, то прокурору. Наконец, в этой истории поставлена точка.

Нам радостно и одновременно грустно, что дело сдвинулось только после того, как попало к нам и было рассмотрено на межведомственной комиссии по защите прав предпринимателей при Генеральной прокуратуре. Результат – обвинения с Родионова сняты, дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления, за ним признано право на реабилитацию.

Хочется пожелать нашим предпринимателям стойкости и веры в себя, как у Евгения Родионова. Недавно он прислал нам благодарственное письмо. «Никто не вернет потерянных семи лет, компании - лидера загородного строительства, самого бизнеса и 2000 потерянных рабочих мест, уничтоженных в результате возбужденного уголовного дела, – пишет бизнесмен. – Прекращение преследования дает не только мне, но и сотрудникам уже несуществующей компании сохранить свое честное имя и надежду, что в нашей правоохранительной и судебной системе возможны справедливые исходы. Я уверен, что Ваше участие в делах сотен и тысяч незаслуженно обвиненных предпринимателей, даст свой положительный результат».

Сегодня в Россию вернулся тринадцатый участник «лондонского списка» – сахалинский бизнесмен Алексей Латыпов. И это не просто возвращение, с него сняты обвинения, пишет на своей странице бизнес-омбудсмен Борис Титов.

До отъезда из России Алексей Латыпов руководил в Южно-Сахалинске дачным некоммерческим товариществом «Жемчужное». Уголовное дело в отношении него по ч. 5 ст. 33 (пособничество в совершении преступления), ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере) возбудили в апреле 2017 года. Следствие считало, что Латыпов обманом получил у администрации Южно-Сахалинска два земельных участка, чтобы затем размежевать их и перепродать третьим лицам. Обвинения не доказаны. 30 декабря 2019 года уголовное преследование Алексея Латыпова прекращено, за ним признано право на реабилитацию, а также право на предъявление гражданского иска к управлению МВД по Сахалинской области.

Омбудсмен также поведал, что в конце января можно ждать возвращения еще одного участника списка, а до конца первого квартала – еще пятерых.

Фамилии пока не раскрываем, все очень сложно. Согласование безарестного возврата каждый раз проходит очень тяжело. Желающих возвратиться много, но в 90% случаев сталкиваемся с отказами со стороны следствия

.

 

Лишний повод подумать о том, насколько все-таки назрела регуляторная гильотина, пишет Борис Титов, бизнес-омбудсмен на своей странице в Facebook.

Из-за противоречий в нормативных документах целая отрасль оказалась под ударом, а ее участники – под угрозой уголовного преследования. Речь идет о золотодобытчиках.

Мне жалуются из Забайкалья, Бурятии, Ханты-Мансийского округа, Пермского края, Московской, Свердловской, Челябинской областях. Проблема везде одна.
Сегодня золотодобывающие предприятия покупают на аукционах лицензию на добычу полезных ископаемых – ценой в несколько десятков, а то сотен миллионов рублей. А уже потом, при заключении договора аренды, они могут узнать, что участок относится к категории «особо защитных участков леса». И тут наступает очередной административный коллапс. По Лесному кодексу такие участки можно осваивать для золотодобычи, а по распоряжению Правительства № 849-р – нет.

Те предприниматели, которые все же решили следовать Лесному кодексу, и начали золотодобычу, попадают под угрозу уголовного преследования. А те, кто не начинает – получают штраф за невыполнение лицензионных условий. Выбирайте, бизнесмены, что милее – тюрьма или штраф.

Я предложил министру природных ресурсов и экологии Дмитрию Кобылкину в обязательном порядке информировать участников аукционов о наличии особых участков на территориях, предлагаемых для лицензии. А главное – убрать противоречие между Лесным кодексом, который разрешает золотодобычу, и распоряжением Правительства, которое запрещает.

Если этого не сделать, несколько десятков градообразующих предприятий на востоке страны остановятся, а это уже социальная катастрофа, пусть и локального масштаба.

Ассоциация букмекерских контор, объединяющих основных игроков рынка – «Фонбет», «Олимп», BingoBoom и Leon, направила письмо бизнес-омбудсмену Борису Титову, в котором предупредила о риске закрытия пунктов приема ставок в России. Они угрожают, что 98% букмекерских контор будут закрыты уже с 1 января 2020 года, так как Минэкономразвития требует не размещать букмекерские конторы у школ, детсадов и прочих заведений. Для этого букмекерским конторам сделали отдельный статус для земли, где находятся их помещения.

После этого ассоциация угрожает страшным кризисом на рынке букмекерских услуг и грозит крахом региональным бюджетам. На них от рынка в 1,5 триллиона рублей размазали аж 5 млрд руб. Налогов на целых 0,33% от объёма рынка. Если бы крах букмекеров не случится, то его стоило бы придумать.

«Виноват, не виноват, должен, не должен – потом разберемся. А технику твою изымем. Всю. Полностью», начал историю бизнесмена омбудсмен Борис Титов.

Жил да работал один предприниматель в Иркутской области. Малым строительством занимался. Дела шли сначала хорошо, а потом – не очень. Обычное дело, житейское. Поэтому решил он в конце 2018 года свою фирму закрыть по причине банкротства, и объединиться в новой фирме с другими партнерами. От себя технику строительную вложил, лично на него оформленную.

А тут раз – и судебная претензия от бывшего работника. Раз фирма банкротится, надо истребовать «задолженность» по заработной плате – 230 тысяч рублей. И начинается стандартный круговорот: следствие, уголовное дело, обвинение, суд, заочное решение суда, обжалование…

А плюсом следствие проводит обыск и изымает у предпринимателя – документы, ноутбуки, а заодно и всю его строительную технику. Вплоть до бобкэта, бетоносмесителя и грузовика. Общая стоимость изъятого – свыше 5 млн рублей. Напомню: обвинение ему предъявили за невыплату 230 тыс. рублей.

Предприниматель в суде предъявляет доказательства: мол, бывший сотрудник – вообще пенсионер, регулярно индексацию получал как НЕработающий пенсионер, трудовых отношений с ним в предъявляемый период – уже НЕ было, свидетели подтверждают: НЕ работал уже человек в этой фирме. Суд стандартно отклоняет доказательства защиты по формальным основаниям. Предприниматель в местную прокуратуру обращается.

Ему стандартно отвечают: да, технику изъяли, да, вина ваша не совсем доказана, но, наверно, уже скоро точно докажут. В общем, нарушений нет. И такой стандартный круговорот – на целый год. Человек под уголовным делом. Спецтехники его лишили – зарабатывать нечем. Предпринимательская деятельность парализована.

Тут предприниматель Расул Акпаралиев уже обращается ко мне. Наши юристы сразу подключились: ведь необоснованность принятых мер – налицо! Даже если должен: это 230 тысяч рублей, а никак не вся предпринимательская спецтехника стоимостью 5 млн рублей. Давайте всё же соразмерять вину и наказание! Всё решило моё обращение в Следственный комитет РФ. И сразу выяснилось:

- удержание техники – было незаконно,

- исковые требования бывшего работника суд не удовлетворил, в связи «с неподтверждением факта трудовых отношений»,

- уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления.

И главное – предпринимателю вернули технику! Он может дальше работать, строить, предоставлять рабочие места, платить налоги.

Правда, полтора года вынужденного простоя без спецтехники уже никто не возместит…

Во всём мире простейшие вещи – молотки, гвозди, табуретки, прищепки – производят на местах. И только мы импортируем их. Дешевый импорт вытеснил такое производство. Хотя рынок сбыта есть. Но не только производить. Мы и продавать не даём – своим собственным компаниям, размышляет Борис Титов на своей странице Facebook.

Какой самый популярный онлайн-ритейлер в России? Китайский «алиэкспресс», чего уж лукавить. И только потом – Wildberries, Ozon, Юлмарт. Хотя последний как раз мог обогнать всех вышеперечисленных.

В 2015-м онлайн-ритейлер «Юлмарт» был лидером российского рынка онлайн-торговли. Но в 2016 году компания начала терять позиции и уступила лидерство. Чтобы наверстать, в марте 2016-го «Юлмарт» берет в сбербанке кредит. Направляет заёмные средства на приобретение товаров: всё подтверждено в бухгалтерском учете, вывода денежных средств со счетов компании не было.

Обслуживает кредит, выплачивает без задержек, всё в полном соответствии с условиями кредитного договора. Так бы и выплачивала до конца срока кредита – до сентября 2017-го. Как в ноябре 2016-го, на 10 месяцев раньше срока, банк предъявляет требование о досрочном погашении кредита! По формальным основаниям: нарушение ковенант. А у «Юлмарта» банально нет на счету одномоментно таких средств! Кредит – 1 млрд рублей.

Компания пытается договориться: давайте дальше по графику рассчитаемся? Нет. Банк отказался даже платежи по процентам принять. Только одномоментно всю сумму и прямо сейчас. Что делать? В мировой практике принято как-то договариваться, реструктуризировать, изменить график или суммы выплат.

Что происходит в России? Уголовное дело происходит. И досрочно невыплаченный кредит превращается в умышленное хищение. В особо крупном размере, как вы понимаете. В октябре 2017-го акционеру «Юлмарт» Дмитрию Костыгину предъявили обвинение по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ. Дальше – временный изолятор, потом домашний арест – аж на целый год, за время которого следствие практически не сдвинулось.

Отправил тогда целую серию обращений: два письма в прокуратуру Санкт-Петербурга, два письма Следственный Комитет Санкт-Петербурга, обращение в Генпрокуратуру РФ… В итоге – все же Дмитрия отпустили под залог. Я изначально придерживался позиции: конфликт находится в гражданско-правовом поле! И уголовное давление как способ разрешения финансового спора – необоснованно. В спорных финансовых правоотношениях нужно разделять уголовную и гражданско-правовую составляющую.

Спустя два года, стороны конфликта вроде бы пришли к этому пониманию. Хотя окончательную точку ставить ещё рано. Но дело «Юлмарта» лишний раз говорит о «резиновости» 159 статьи УК РФ. Ведь за что предъявили обвинение акционеру компании? За то, что, говоря следственными формулировками: распорядился кредитным миллиардом «по собственному усмотрению». Похитил. Хотя, естественно, что вся бухгалтерская отчетность показывает, что деньги потрачены на развитие компании, а не выводились со счетов. Так мы можем прийти к тому, что после пропущенного срока оплаты по ипотеке или автокредиту – любому могут предъявить мошенничество. Опасная тенденция.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов направил обращение в Минфин с просьбой изменить порядок исключения компаний из реестра субъектов малого и среднего предпринимательства.

Сейчас этот процесс слишком болезненный для малого бизнеса. Факт исключения из реестра и невозможность оперативно попасть обратно вызывает шок у бизнесменов.

Сведения в реестр вносятся ежегодно 10 августа на основе сведений, имеющихся у ФНС по состоянию на 1 июля. Соответственно, в ту же дату – 10 августа – юрлица и ИП исключаются из реестра МСП, если они не представили сведения о ССЧ или налоговую отчетность, позволяющую определить величину дохода за предшествующий календарный год.

В письме Титова констатируется, что сегодня ФНС автоматически исключает организации из реестра субъектов МСП, если в отчетности содержатся технические ошибки.

Исправлять допущенные ошибки и снова включать предприятия в реестр МСП по заявлению предприятий раньше 10 августа следующего года органы ФНС отказываются.

Между тем если субъект МСП исключен из реестра по ошибке налоговых органов, ошибка исправляется (и предприятие снова включается в реестр) без ожидания наступления августа следующего года.

Согласно позиции ФНС, для разрешения данной проблемы требуется внести в законодательство изменения, позволяющие вносить данные в реестр МСП более часто. Между тем Минэкономразвития полагает, что внесение изменений в законодательство не требуется, и вопрос может быть разрешен организационными мероприятиями самой ФНС.

Борис Титов попросил Антона Силуанова дать поручение ответственным федеральным органам исполнительной власти о разрешении этого вопроса.

Одновременно с этим бизнес-омбудсмен направил в правительство проект поправок в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», в соответствии с которыми предусматривается заблаговременное (за 1 месяц до даты исключения из реестра) предупреждение субъекта МСП через личный кабинет налогоплательщика о непредставления сведений, необходимых для реестра, либо ошибках в их содержании.

Малый бизнес даже на половину не использовал средства, выделенные под льготное кредитование. О проблемах рассказывает бизнес-омбудсмен Борис Титов на своей странице в Facebook.

Генеральный прокурор рассказал о нарушениях, обнаруженных в ходе исполнения национальных проектов. Их немало, большая часть связана с неосвоением выделенных денег. Возьмем хотя бы «Программу 8,5%» – льготное кредитование малого и среднего предпринимательства в рамках одноименного нацпроекта. На 2019 год закладывалась гигантская сумма льготных займов – 1 трлн. руб. Она могла бы стать реальным стимулом роста, тем более что к 2025 году кредитный портфель МСП намечено довести до 10 трлн.

Но что-то явно пошло не так.

Из триллиона предложенных кредитов разошлась лишь треть. Титов объясняет: 8,5% – это хоть и меньше, чем «обычные» 12-17% коммерческих банков, но все равно куда больше, чем рентабельность в большинстве отраслей. И не каждому малому предприятию «по зубам». Конечно, Минэкономики может упорно стоять до конца и не снижать ставку, но тогда потенциальный эффект от действительно немалого объема выделенной господдержки так и останется на бумаге.

Титов взывает к ставке в 5%. Предприниматели в комментариях пишут: пусть хотя бы просто не мешают.

Учредитель и директор ООО «Торговый дом «Гриф» Андрей Каковкин, вернувшийся в Россию первым из списка бизнес-омбудсмена Бориса Титова, осужден на три года колонии общего режима за хищение 10 млн рублей у ООО «МКТ». Об этом сообщает пресс-служба Кировского районного суда Ростова-на-Дону.

Суд признал предпринимателя виновным в мошенничестве в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ). Преступление было совершено в 2015 году. 

Каковкин вернулся в Россию в феврале 2018 года и сразу же был задержан, но потом отпущен под обязательство о явке. В августе 2019-го следственное управление УМВД России по Ростову-на-Дону прекратило уголовное преследование за недостаточностью улик против Каковкина. В сентябре по ходатайству зампрокурора города расследование возобновили.

Напомним, что список Титова состоит из 16 предпринимателей, которые перебрались за границу, чтобы избежать тюрьмы. Все они называют себе невиновными. Позднее люди попросились на родину, но боялись ареста. Посредником между опальными предпринимателями и правоохранителями стал бизнес-омбудсмен. 

2145 суд

Создадут «черный список» российских судей. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщил бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Будет создана специальная экспертная группа, которая будет оценивать судейские решения.

«Понятно, что незаконность судебного решения может быть установлена только в судебном порядке. Но мы вынуждены указывать на очевидные пробелы в правоприменительной практике, и фактически показывать пальцем на тех, кто принимает такие решения, то есть список судей, в решении которых экспертами усматриваются существенные нарушения», — заявил Борис Титов.

Он отметил, что надо бороться за выборность судей.

«Мы не раз предлагали Верховному суду списки квалифицированных адвокатов, прокуроров. В общем тех, кто прошел большую правовую школу, а не просто секретарей, которые носят бумажки в судах. Но Верховный суд никак не реагирует», — пишет бизнес-защитник.

Борис Титов напомнил о деле Павла Устинова, который недавно получил срок, хотя правонарушения не было и отметил, что судебную систему надо менять.

«Это беззаконие идет и в бизнесе — я, как омбудсмен это вижу: например, предпринимателю вменяют ущерб в 500 000 рублей, а он сидит годами еще до решения суда. Таких случаев много, но по ним нет общественного резонанса. Думаю, что наши предложения по выборности судей и составление „черного списка“ нечистоплотных судей смогут изменить систему к лучшему», — резюмировал Титов.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил предусмотреть в законодательстве обязательное согласование с прокуратурой гласных оперативно-розыскных мероприятий (обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств).  Если же средственные действия не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления – с обязательным уведомлением прокуратуры в течение 48 часов.

«Это позволит сократить число осмотров, проводимых без достаточных оснований и по неконкретным объектам», – отмечает Титов.

Кроме того, предлагается в УПК предусмотреть:

  • утверждение прокурором постановления о возбуждении уголовного дела;
  • право прокурора прекращать уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных УПК:
  • право прокурора по результатам рассмотрения обвинительного заключения вынести решение о прекращении уголовного преследования при наличии оснований, предусмотренных УПК;
  • право прокурора согласовывать ходатайство следствия о заключении под стражу или домашний арест, а также о продлении срока содержания под стражей и домашнего ареста.
Нв встрече с бизнес-омбудсменом представитель прокураторы сообщил, что только в первом полугодии 2019 года обнаружено свыше 25 тыс. нарушений со стороны следствия. При этом прокуроры ограничены в полномочиях по надзору. По ряду процессуальных вопросов занятая прокурором позиция не только расходится с мнением следствия, но и не всегда принимается во внимание судом.

Бизнес сейчас, как известно квалифицируется по разным линейкам параметров. Одна линейка – ИП или организация. Вторая связана с годовым оборотом – микро-, малый или средний бизнес. Между этими линейками возможны пересечения. Возможно применение разных форм налогообложения, включая их сочетание.

А нужно, чтобы каждой категории предпринимательства соответствовал один конкретный режим налогообложения, чтобы не было путаницы и пересечений, заявил бизнес-омбудсмен Борис Титов в ходе совещания с региональными бизнес-защитниками.

Темой встречи стала предстоящая отмена ЕНВД. Участники совещания, представлявшие все 85 регионов РФ, заявили, что отмена ЕНВД станет для малого бизнеса тяжелым ударом и приведет к уходу в тень или закрытию сотен тысяч субъектов хозяйственной деятельности. Региональные уполномоченные подчеркнули, что это совершенно не вяжется с целями национального проекта «Малый и средний бизнес», рассчитанного на период до 2024 года. Помимо роста налоговой нагрузки, который последует за отменой ЕНВД, на малый бизнес значительным бременем ложатся расходы на обязательную маркировку товаров. С учетом этого предложено сохранить действие режима ЕНВД до 2024 года, синхронизировав это с нацпроектом.

«ЕНВД в свое время вводили как временный налог, на определенный срок, пока экономика не поднимется, и все не разбогатеют, – отметил Борис Титов. – С экономикой не слишком получилось, а вот ЕНВД собираются отменять. В реальных российских условиях это станет негативным фактором, и надо думать, как негатив устранить. Если удастся сохранить ЕНВД до 2024 года, то за это время нужно выработать ему на замену удобные и комфортные для всех – и бизнеса, и государства – режимы налогообложения».

Главным принципом реформы предложено сделать соотношение «одна категория бизнеса – один режим налогообложения».

В частности, патентную систему предлагается модифицировать, установив определенные налоговые вычеты. Для всех юрлиц – УСН, но модифицированная, с правом устанавливать льготы на уровне муниципалитетов и с измененными ставками.

Сегодня параметры ПСН определяются на региональном уровне, ЕНВД – на уровне муниципалитетов. В рамках реформы предлагается определение параметров ПСН передать муниципалитетам, за ними же оставить и право определять льготы по УСН. Соответственно, и распределение поступающих налогов также предлагается изменить в пользу муниципалитетов.

Критерии применения ЕНВД на переходный период тоже предлагается изменить, поставив верхний предел по годовому обороту.

Окончательно разработку предложения по реформе планируется завершить к заседанию Госсовета по малому и среднему предпринимательству, сообщает пресс-служба бизгнес-защитника.

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов предложил Владимиру Путину запретить обвинять фигурантов по экономическим делам по статье об организации преступного сообщества.

«Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов направил президенту России Владимиру Путину предложение дополнить статью 210 УК РФ („Организация преступного сообщества“) примечанием, в котором предусмотреть, что ее действие не распространяется на лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по статьям 159-159.6 (различные виды мошенничества) и главе 22 (преступления в сфере экономической деятельности) за исключением ст. 186 УК РФ (оборот поддельных денег или ценных бумаг)», — сообщили ТАСС в пресс-службе бизнес-омбудсмена.

В своем обращении Титов отмечает, что понятие «преступное сообщество» формировалось как наиболее структурированное проявление именно преступной иерархии, характерное для организованных форм преступности. «В то же время в качестве признаков организованности и структурированности сообщества по уголовным делам в сфере экономической деятельности, как правило, рассматриваются взаимосвязи, обусловленные обычной деятельностью организации и лишь формально подпадающие под эти признаки», — цитирует Титова пресс-служба.

Бизнес-омбудсмен отмечает, что обычно данная статья дополнительно вменяется, когда нужно продлить сроки предварительного следствия до года и более или преодолеть ограничения на избрание меры пресечения для предпринимателей. Само преступление при этом не признается совершенным в сфере предпринимательской деятельности. «В результате существенно возрастают сроки наказания, увеличиваются сроки отбытия наказания для подачи ходатайств на УДО или замене неотбытой части наказания более мягкой. Предпринимателей направляют для отбывания наказания в места лишения свободы, предназначенные для лиц, совершивших особо тяжкие преступления (в том числе насильственные), что существенно повышает риски давления на них с целью финансирования криминальной среды», — сообщили в пресс-службе. В связи с этим Титов считает справедливым запретить вменение статьи 210 УК РФ вместе со статьями о мошенничестве.

Борис Титов уже не первый раз обращается с подобными предложения к властям. Так, ранее подобное письмо было отправлено секретарю Совета Безопасности Николаю Патрушеву.

Реформа неналоговых проверок может их только ужесточить и бизнес омбудсмену это не нравится.

Борис Титов направил главе аппарата правительства Константину Чуйченко письмо с критикой законопроектов о госконтроле и об обязательных требованиях, подготовленных Минэкономики в рамках реформы контрольно-надзорной деятельности («регуляторной гильотине»).

Как следует из отзыва, с которым ознакомился «Коммерсантъ», омбудсмен в целом поддерживает проекты Минэкономики при условии учета замечаний. В числе главных претензий — бланкетные нормы и лакуны, позволяющие контрольно-надзорным органам произвольно толковать положения законопроекта.

В числе главных претензий — бланкетные нормы и лакуны, позволяющие контрольно-надзорным органам произвольно толковать положения законопроекта.

Как рассказала «Ъ» глава экспертного центра при бизнес-омбудсмене Анастасия Алехнович, из-за большого количества бланкетных норм (слово «иные» упоминается в проектах 174 раза) законопроекты не смогут снизить давление на бизнес и, скорее всего, выльются в произвольное толкование контролерами существующих требований к бизнесу и создание новых. «Фактически контрольно-надзорные органы смогут инициировать новые требования и принимать активное участие в самооценке своей эффективности. Есть риск создания замкнутой системы, которая не учитывает мнения ни предпринимателей, ни потребителей»,— отмечает госпожа Алехнович.

В отзыве также указывается на коллизии между двумя проектами, возникающие из-за сужения понятия «обязательных требований» до условий, установленных нормативно-правовыми актами — при этом акты технического регулирования, в том числе СанПиНы, ГОСТы и международные стандарты, из числа обязательных требований «выпадают». В аппарате опасаются, что такой подход ухудшит санитарно-эпидемиологическую обстановку и отрицательно повлияет на экологию и промышленную безопасность. Среди других претензий — сокращение числа оснований, влекущих недействительность проверки, и невовлеченность бизнеса в определение показателей контроля: по проекту, их ключевые виды определяются правительством, а индикативные — утверждаются и оцениваются непосредственно контрольно-надзорными органами.

В аппарате уполномоченного предполагают, что многие положения проекта о госконтроле заместят принятый еще при президентстве Дмитрия Медведева 294-ФЗ о защите прав предпринимателей, из-за чего будут потеряны нормы о презумпции добросовестности предпринимателей, хотя их и заменит положение о толковании «всех сомнений в нарушении требований» в пользу контролируемого лица. Нынешняя редакция законопроектов оставляет на усмотрение контролеров и выбор санкций — одно и то же нарушение может повлечь как административную, так и уголовную ответственность.

Для учета мнения предпринимателей омбудсмен просит господина Чуйченко конкретизировать участие бизнеса и экспертов в КНД и актуализации обязательных требований — для этого он предлагает создать Общественный деловой совет при Дмитрии Медведеве. Кроме того, омбудсмен попросил назначить его куратором пилотного проекта по «регуляторной гильотине» (ее будут пробовать на общепите, производстве медоборудования и сельхозпродукции, виноградарстве и виноделии в регионах).

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов предлагает сократить с 90 до 30 дней максимальный срок такого административного наказания, как приостановление деятельности предприятия.

Проект соответствующих поправок в КоАП на прошлой неделе направлен президенту, с ним ознакомились «Ведомости».

Кроме того, по его мнению, следует законодательно обязать проверяющие организации в постановлении по делу указывать конкретные обстоятельства, создающие угрозу причинения вреда, либо другие причины, которые делают невозможным применение более мягкой санкции.

По данным Высшей школы экономики, с момента появления нормы о приостановлении деятельности (в 2005 г.) количество составов, предусматривающих административное приостановление деятельности, выросло с 35 до 115, отмечается в пояснительной записке.

Отказ от карательного характера проверок является одним из основных направлений реформы контрольно-надзорной деятельности, напоминает советник уполномоченного Леонид Анучин. Но пока это удается не всем: если у МЧС в 2018 г. 66% плановых проверок завершились вынесением предупреждений, то у Роспотребнадзора — всего 5% (остальное — штрафы и приостановления). По закону, указывает Анучин, приостановка деятельности применяется лишь в случае угрозы причинения серьезного вреда, есть и разъяснение Верховного суда, который требует указывать конкретные обстоятельства, создающие угрозу. Однако суды, как правило, подходят к этому формально — отсюда и предложение закрепить такое требование законодательно, поясняет Анучин.

Минэкономразвития, курирующее реформу контрольно-надзорной деятельности, поддерживает необходимость изменения КоАПа в части применения административного приостановления деятельности и будет проводить такой подход в рамках работы по подготовке Минюстом новой редакции кодекса, говорится в ответе ведомства на запрос «Ведомостей». Приостановление деятельности должно стать исключительной мерой, согласны в министерстве.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил генпрокурору Юрию Чайке поддержать ряд мер, которые позволили бы предотвратить необоснованные аресты предпринимателей.

Президент по итогам июньской прямой линии поручил Генпрокуратуре и Верховному суду до 1 декабря представить свои предложения по устранению причин и условий, способствующих злоупотреблению такой мерой пресечения. Бизнес-омбусмен надеется, что они учтут его инициативы, пишут «Ведомости».

Несмотря на законодательные ограничения относительно ареста по экономическим делам, почти половине бизнесменов, обратившихся к уполномоченному в связи с уголовным преследованием, в качестве меры пресечения избиралось заключение под стражу, говорится в письме Титова.

И только к двум в 2018 г. был применен залог. Суды, рассматривая ходатайства об аресте, продолжают ориентироваться на позицию следствия, не выясняя, относится ли инкриминируемое преступление к сфере предпринимательской деятельности. При этом требование УПК об изложении судом мотивов, в силу которых он считает невозможным избрание другой меры пресечения, исполняется исключительно формально, отмечается в письме.

Это происходит не только в силу сложившегося стереотипа действий следственных органов, но и из-за несовершенства законодательства, считает бизнес-омбудсмен. «Нынешний порядок сильно затрудняет подачу ходатайства о залоге, — объясняет Титов. — Двусмысленность в УПК ведет к тому, что подозреваемый (или его адвокат) вынужден подавать такое ходатайство не иначе как через следователя. А у того, как вы понимаете, позиция может диаметрально отличаться, в результате ходатайство зависает».

Согласно предложенным поправкам ходатайство о залоге тоже нужно вносить на имя следователя, но тот в течение трех дней обязан вынести постановление о направлении ходатайства в суд, изложив в нем позицию следствия по данному вопросу. С принятием такой формулировки процедура ходатайства сильно облегчится и ускорится, а суду будут понятны мнения и защиты, и следствия, говорит омбудсмен. Он также предлагает законодательно обязать судей обосновывать решение о невозможности применения более мягкой меры пресечения, а следователей — согласовывать ходатайства об аресте с прокурором. И рекомендовать Верховному суду подготовить рекомендации, в частности по определению размеров залога.

Пресс-служба Генпрокуратуры пообещала ответить на вопрос о возможной реакции на предложения бизнес-омбудсмена, как только появится соответствующая информация. Представитель Верховного суда сказал, что там не знакомы с инициативами Титова, а свои предложения во исполнение поручения президента уже направили.