Клерк.Ру

Обещать – значит жениться. Как суд сказал, что доступ к заседанию будет онлайн и обманул одну из сторон

Онлайн-заседания (или веб-конференции) уже давно являются обыденной формой участия в судебном процессе. Пандемия стала мощным катализатором развития «удаленного правосудия» — но, к сожалению, не для всех. Разберем ситуацию из свежей судебной практики.

Итак, суд апелляционной инстанции при отложении судебного заседания нарушил обещание, что будет обеспечен доступ к онлайн-заседанию после отложения (дело № А70-8325/2020). Что из этого вышло?

Ход событий

28 октября 2020 года состоялось судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы, в котором приняли участие представители сторон посредством веб-конференции (с использованием информационной системы «Картотека арбитражных дел»).

Рассмотрение дела было отложено на 12 ноября председателем судебного состава в связи с невозможностью формирования состава суда по причине болезни судьи.

При этом председатель судебного состава уведомил представителей о том, что будет обеспечен доступ для подключения к онлайн-заседанию после отложения.

В итоге 12 ноября дело было рассмотрено. Но судебный акт был вынесен... без участия одной из сторон.

Заявитель, конечно, не согласился с принятым в его отсутствие решением и обжаловал его.

Позиция суда кассационной инстанции

Суд кассационной инстанции поддержал заявителя и отправил дело на новое рассмотрение, мотивировав следующим:

«Учитывая, что при отложении судебного заседания суд апелляционной инстанции заверил представителей о том, что доступ в онлайн-заседание будет обеспечен, у сторон имелись разумные ожидания на реализацию своих прав участия в судебном заседании 12.11.2020 посредством веб-конференции, в связи с чем отсутствие действий по подаче соответствующего отдельного ходатайства об участии заявителя в онлайн-заседании, непринятие мер по личной явке в заседание, не свидетельствует о злоупотреблении стороной своими правами.

Разрешение апелляционной жалобы по существу в отсутствие представителя заявителя жалобы привели к ограничению права последнего на доступ к правосудию, являющемуся одним из фундаментальных конституционных прав».

Выводы

Конечно, появление подобного рода кейсов можно отнести скорее к частным случаям, но глубокую печаль вызывает то, что они наглядно показывают превращение низовых судов в «многофункциональные центры предоставления государственных услуг», где все делается только после соответствующей директивы вышестоящего должностного лица.

Для процессуальной практики налицо жизненный постулат о том, что «за слова надо отвечать».

P.S. Вспомнилось, как относительно недавно (в конце 2019 года и первой половине 2020 года) наше судейское сообщество поразила массовая «шизофрения» по поводу обязательного наличия диплома о высшем юридическом образовании, который требовали у представителей, участвовавших в делах о несостоятельности (банкротстве) и которая была благополучно «излечена» разъяснениями ВС РФ. Но их адекватный правоприменитель не должен был дожидаться, а применять закон, так как это заложено в нем изначально.

В общем-то говоря, от одной из бед России нам не избавиться никогда.

Пост написан пользователем
Это авторский материал. Мнение редакции «Клерка» может не совпадать с тем, что в нем написано.
Создайте свой блог, выскажитесь и станьте суперзвездой «Клерка»
Создать блог