Клерк.Ру

Кризис из-за коронавируса сделает богатых еще богаче, а бедных вообще нищими

Иллюстрация: Ирина Григорьева / Клерк.ру

Начало в мире пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 и обвал цен на нефть дали старт новому мировому экономическому кризису, в результате которого богатые станут еще богаче, а бедные обеднеют еще больше.

Во время любого кризиса бедные люди страдают гораздо сильнее, чем богатые. Это происходит по тем же правилам, как по которым любое сокращение экономической деятельности наносит больший вред развивающимся рынкам, чем рынкам развитых стран.

В марте 2020 года инвесторы вывели 83 млрд долл. из инвестиционных фондов, которые, в основном, работают с развивающимися рынками. Эта цифра стала больше, чем за любой месяц, начиная с финансового кризиса 2008 года.

На фоне последовавшего за началом эпидемии кризиса люди, у которых есть деньги, будут покупать акции крупных компаний в надежде на их рост через 1-2 года после обвала на 100-200%.

Например, за 12 месяцев после 2009 года акции Apple взлетели с 18 до 40 долл., или на 120%. Котировки Boeing выросли с 40 до 73 долл., или на 81%. Тогда же акции Сбербанка подорожали с 20 до 85 руб., или в 4,25 раза, а бумаги АФК «Система» поднялись в цене с 5 до 30 руб., или в 6 раз за год! И такаяч тенденция наблюдается практически по всем эмитентам.

Теперь наступил новый кризис. Спустя 11 лет. Чем же занимаются компании сейчас? Усвоили ли они уроки прошлого? Может, они оптимизируют затраты или занимаются модернизацией? Может, проводят незапланированные ремонты? Нет.

Каждый день заголовки на лентах новостей звучат примерно так: компания такая-то выкупила на рынке столько-то своих акций. Это называется модным словом байбэк (buybacks) — обратный выкуп компанией с рынка своих акций.

С 2009 года главными покупателями на рынке акций США были сами же эмитенты. Количество их покупок собственных бумаг в десятки раз превышает покупки всех остальных инвесторов вместе взятых.

Так, в 2015 году совокупный объем покупок акций фондами, управляющими и частными инвесторами составлял почти 670 млрд долл., а нетто-покупки акций самими эмитентами равнялись 2 трлн долл., что в 3,5 раза больше.

📌 Реклама
Отключить

Эта тенденция со временем не ушла, а, наоборот, только нарастала. В 2018 году покупки инвесторов составляли чуть более 550 млрд долл., а байбэк — 3,5 трлн долл. В 2019-м эти цифры были уже такими: чуть более 50 млн долл. и 4,2 трлн долл. соответственно.

Дополнительным фактором стала практика выплат бонусов топ-менеджерам не натуральными деньгами, а опционами на акции. При этом сами топ-менеджеры реинвестировали всю прибыль корпораций в байбэк, сокращая затраты предприятий на приобретение внеоборотных средств, модернизацию или расширение производства. Они уменьшали количество акций в свободном обращении, всеми силами толкая котировки вверх.

В то же время, практически все компании не имеют запаса ликвидности на «черный день», зато набрали рекордное количество долгов путем выпуска новых корпоративных облигаций для увеличения покупок своих акций.

Дополнительно к огромным долгам у них отсутствует выручка из-за сократившегося спроса. Поэтому у корпораций отрицательный денежный поток, а их акции обрушились, как снег с крыши.

Теперь компаниям помогает правительство, неважно какой страны, все действуют почти одинаково. Однако эта помощь поступает с одним важным условием — деньги запрещено пускать на байбэк. На помощь работникам, на выплату зарплат, на погашение кредитов ? пожалуйста. Даже на финансирование сохранения производственных связей ? пожалуйста.

Однако все это скоро закончится, и богатые начнут богатеть, а бедные — нищать.

Во-первых, у компаний кончатся деньги на байбэк из-за чрезмерно больших долгов. Помощь от государства с запретом на выкуп акций создаст условия, когда при израсходовании других инструментов центробанки начнут скупать акции, одновременно получая полагающиеся акционерам голоса. А это значит, что компании станут государственными, что больно ударит по самим основам капитализма.

К тому же упавший спрос будет компенсироваться государственным стимулированием, в следствие чего частные компании будут терпеть убытки и перестанут покупать сырье, услуги, технологии. Это приведет к росту расходов государственных бюджетов и увеличению дефицита.

При этом, на фоне растущих корпоративных долгов и ужесточения государственной политики акционеры будут обогащаться через дивиденды, чтобы не выпустить деньги из компаний.

Однако с увеличением проблем населения покупателей больше не станет. Ни на рынке, ни в экономике. А без главных покупателей ее восстановление представляется чрезвычайно тяжелым и кровавым.

Поэтому мир в 2020 году ожидает рецессия (это, когда в течение двух последовательных кварталов наблюдается снижение ВВП), начало которой уже заметно: в Китае ВВП в I квартале упал на 40%, в США — на 6%, в Евросоюзе — более чем на 6%. А эти страны, между прочим, производят 60% мирового ВВП.

Учитывая, что в течение последних 10 лет рост мирового ВВП составлял в среднем примерно 2,8% в год, можно с уверенностью говорить о его снижении уже по итогам I квартала 2020 года. При этом по итогам II квартала показатели будут еще хуже. Коронавирус-то еще никуда не делся, а его последствия только усиливаются.

В мировой истории после 1945 года было четыре глобальных рецессии: в 1975-м, 1982-м, 1991-м и 2009-м, которые быстро заканчивались, за исключением 2009 года (тогда рецессия длилась год). Похоже, в этот раз кризис также продлиться весь год, а экономика начнет расти только во втором полугодии, ну, или в IV квартале.

Во время рецессии сильнее всего страдает промышленное производство, потому что из-за упавшего спроса склады переполнены, из-за чего следуют сокращения работников до тех пор, пока запасы не б удут израсходованы. Следом за этим уволенные работники объявляют дефолты и не платят по кредитам, начинают экономить и продавать свое имущество.

Бедные нищают, а богатые богатеют. А в США уже рекордный рост безработицы.

📌 Реклама
Отключить

Мероприятия

Разместить

Блоги компаний

Создать блог
📌 Реклама
Отключить