Клерк.Ру

5 доказательств, что мы не оправились от кризиса 2015 года

Пять лет назад вся страна поняла, что начался новый кризис. 5 ноября 2014 года Центробанк сообщил, что больше не будет поддерживать курс рубля. «Медуза» показывает на графиках, почему пяти лет нам так и не хватило, чтобы оправиться от тех событий.

После кризисов 1998 и 2008 годов экономика быстро восстанавливалась. В этот кризис — нет

В 2014 году цены на нефть снова упали; одновременно Запад ввел против России санкции из-за событий на Украине, что сильно отпугнуло инвесторов. В отличие от предыдущих кризисов, на этот раз быстрого восстановления не случилось: нефть так и не подорожала, санкции только усугубились, а инвесторы (как иностранные, так российские) предпочли иные объекты для вложений. К концу 2016 года опустел и бюджет; его расходы пришлось порезать, что усугубило падение уровня жизни и производства. В 2019 году рост остается слабым: он ниже, чем в среднем в мире и даже в большинстве развитых стран.

Отключить рекламу

Доходы не растут 

Если делать поправку на инфляцию, то получится, что люди в среднем зарабатывают (учитывая зарплату и прочие доходы) меньше, чем в 2014 году. Впервые с начала кризиса доходы чуть-чуть выросли в 2018 году — и то только после того, как Росстат пересчитал их по новой методике. При кризисе 2008 года доходы падали всего полгода, а после кризиса 1998 года начали быстро расти. 

Цены на недвижимость упали и все еще не выросли

Москвичи, возможно, не представляли, насколько они были богаты в 2014 году. По уровню благосостояния владельцы квартир в столице были наравне с гражданами стран Запада, даже несмотря на более низкие доходы.

В конце 2014 года рублевые цены на московскую жилую недвижимость достигли своего исторического пика, а с учетом еще довольно высокого курса рубля это делало квартиры в Москве одними из самых дорогих в мире. Продав «трешку» в спальном районе (за 500 тысяч долларов, например, в Чертанове) в 2014 году, можно было купить квартиру сравнимой площади в одном из самых модных районов Нью-Йорка — Brooklyn Heights, — причем с видом на небоскребы Манхэттена.

Отключить рекламу

Те, кому требовалась большая площадь, могли позволить себе огромный дом с патио почти на пляже на окраине Нью-Йорка.

Спустя пять лет та же самая «трешка» в Чертанове стоит вдвое дешевле (в долларах). Нью-йоркские цены за это время только выросли, так что теперь чертановскую квартиру можно обменять только на маленькую студию в центре Нью-Йорка.

Власти не сделали ничего, чтобы изменить что-то в экономике 

После того как в 2014 году резко упали цены на нефть, первым делом снизилась стоимость российского экспорта. Следом упал и импорт.

Импортозамещения в России тоже не получилось. Серьезные успехи произошли только в сельском хозяйстве (отчасти из-за девальвации, отчасти из-за «антисанкций», остановивших импорт из Европы, но в целом — из-за масштабных инвестиций в отрасль в течение всех 2010-х). Правда, за успехи импортозамещения пришлось заплатить всем россиянам. Теперь из-за того, что нашим производителям не нужно конкурировать с зарубежными, нам приходится покупать товары худшего качества по большей цене.

Отключить рекламу

Один из признаков восстановления экономики — рост инвестиций в производство, а именно закупки оборудования. В России этого не наблюдается. Собственное производство машин и оборудования в последние два года тоже падает.

С кризисом справились только самые богатые

Если судить по рейтингам 200 богатейших россиян от Forbes, мультимиллионеры и миллиардеры тоже пострадали от кризиса 2014–2015 годов.

Но потом дела богатейших людей быстро пошли на лад: уже в 2018 году они все вместе перекрыли рекорд докризисного 2013 года; в 2019 году, согласно рейтингу, их совокупное состояние превысило показатель 2014 года почти на 15 миллиардов долларов. Лидер рейтинга газодобытчик Леонид Михельсон (ПАО «Новатэк») богаче себя образца 2014 года почти на девять миллиардов долларов.

Отключить рекламу