Клерк.Ру

«Крипту» заказали?» Почему ЦБ предлагает бояться криптовалюты

Поскольку криптовалюта – волатильный актив, в последнее время подверженный резкому снижению котировок, Банк России просит банки относиться к операциям эмитентов криптовалюты как к источнику повышенного риска.

В конце прошлого года, 27 декабря, Банк России выпустил информационное письмо, где перечислил клиентов и виды деятельности, которые банкам предложено мониторить очень тщательно, – так называемых клиентов с повышенным риском. 

Группа риска на рукаве: ЦБ составил перечень опасных клиентов и операций.

Банк России в конце 2017 года обнародовал информационное письмо, в котором рекомендует банкам применять риск-ориентированный подход в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Письмо даже содержит примерный перечень операций и организаций, которым должен быть присвоен коэффициент высокого риска. Такие операции и клиенты должны находиться под пристальным вниманием любого банка.

Среди прочего ЦБ склонен относить к лицам и компаниям с повышенным уровнем кредитного риска эмитентов криптовалют (об этом сказано на странице 37 информационного письма). Возникает логичный вопрос: насколько справедливо, что эмитенты и торговцы «криптой» теперь по умолчанию в зоне риска? И к чему этот повышенный риск обязывает банки, а также самих игроков «в крипту»?

В целом решение ЦБ закономерно, и в нем нет особой дискриминации криптовалют, отмечает аналитик инвесткомпании Exante Виктор Аргонов.

Кредитный риск любого предпринимателя зависит от стабильности цен на активы, с которыми он работает. Согласно опубликованному ЦБ письму, в категорию лиц с повышенным риском попали также торговцы драгоценными металлами и товарами с высокой стоимостью. Волатильность курсов криптовалют огромна, гораздо выше волатильности цен на металлы. Поэтому было бы странно, если бы в список попали торговцы металлами, но не попали криптовалютчики, говорит аналитик. «Градация регулятора выглядит вполне обоснованной, исходя из того что криптовалюты являются высоковолатильным активом, нерегулируемым в большинстве стран. Поэтому риск действительно присутствует», – соглашается с Аргоновым региональный директор компании eToro в России и СНГ Георгий Вербицкий.

Тот же рейтинг – «высокая степень риска» – имеют организации, оказывающие услуги по переводу денежных средств, благотворительные структуры, компании, осуществляющие операции с недвижимостью, отмечает старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Вадим Меркулов.

Поэтому и говорить о каком-то особенном положении, скажем, биткоина не приходится.

Меркулов ожидает, что теперь банки и другие кредитные организации начнут вырабатывать политику риск-менеджмента и для эмитентов криптовалюты, а также обслуживать их операции под усиленным контролем и сопровождать их дополнительными проверками.

Георгий Вербицкий считает, что главное в том, что функция переноса ценности – одна из основных функций криптовалют – позволяет выполнять неподконтрольные ЦБ трансграничные операции, которые могут противоречить законодательству в части ПОД/ФТ. На данном этапе регулирование в области криптовалют в России находится в процессе становления. Пока криптовалют и токенов нет в правовом поле, ЦБ старается подстраховаться, усилив мониторинг данных активностей. «Таким образом, на мой взгляд, это своеобразное предупреждение банкам, чтобы держались подальше от всего, что связано с «криптой», – считает Вербицкий.

Виктор Аргонов обращает также внимание на более скользкий вопрос: почему в письме речь идет об «эмитентах криптовалют и лицах, осуществляющих сходные функции»? Он пока не понимает, что этот термин означает на деле. Понятие «эмитент» применительно к криптовалютам может быть истолковано двояко, указывает эксперт. «Иногда эмитентами криптовалют по старинке называют разработчиков или выпускающие организации, если таковые есть.

Но если говорить строже, эмитент – это каждый, кто осуществляет эмиссию. В этом смысле эмитентами криптовалют являются майнеры», – отмечает Аргонов. По его мнению, это не обязательно хозяева энергозатратных ферм, работающих по принципу PoW (proof-of-work). Если майнинг осуществляется по принципу PoS (Proof of Stake), то эмитентом может стать любой хозяин кошелька с достаточным числом монет.

А после известных хардфорков биткоина, в ходе которых произошло полное изменение алгоритма и появление новой криптовалюты, эмитентами новых валют (например, Bitcoin Cash) становились вообще все владельцы кошельков, так как в них генерировались новые монеты.

По этим причинам трудно понять, кто конкретно подпадет под действие новой нормы, считает Аргонов. Но в любом случае она вряд ли заметно помешает развитию крипторынка.

Более того, вероятнее всего, из-за отсутствия четких положений закона, который регулировал бы операции с криптовалютами и их оборот, кредитные организации, которые и так едва ли проводили для клиентов какие-либо операции, связанные с криптовалютой, откажутся от них и в будущем, полагает Меркулов. «Таким образом, ситуация никак не поменяется», – считает он.

Если норма повышенного риска будет распространяться на майнеров, то она может мотивировать мелких игроков скрывать свою деятельность, отмечает Аргонов. А вот для крупных компаний эта метка – повышенный риск – вряд ли станет серьезным аргументом для отказа от майнинга. Аргонов также обращает внимание на то, что часто кредиты под организацию ферм берут компании, у которых уже есть другой источник прибыли.

Если же в группу риска отнесут всех торговцев криптовалютой (как «лиц, осуществляющих сходные функции»), то отследить их еще труднее, чем майнеров.

«Многие будут скрывать свою деятельность, а если кто-то и лишится кредита за занятие трейдингом – это все же терпимая плата за возможность заниматься столь доходной, но и рисковой деятельностью», – говорит аналитик.

Банки заботятся о своих экономических интересах, и их настороженное отношение к волатильным активам объяснимо. «Я бы не искал здесь политического заказа против «крипты», – резюмирует Аргонов.