Клерк.Ру

Субсидиарная ответственность: полный гид на основе анализа 100 арбитражных дел

«Ужесточение порядка привлечения к субсидиарной ответственности по долгам организации во многом продиктовано потребностью передела собственности. Кроме того, сегодня субсидиарная ответственность — эффективный инструмент налогового администрирования и пополнения бюджета. А руководители предбанкротного бизнеса ведут себя как малыши, думающие, что надежно спрятались, просто закрыв лицо руками».

Согласитесь вы с этими утверждениями? Или нет? Давайте разбираться с субсидиарной ответственностью вместе c экспертами TaxCoach.

Методологическое отступление

Мы проанализировали 100 арбитражных дел о привлечении к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний за 2018 год.Арбитражного суда Уральского округа Однако в отличие от нашего Гида по обвинениям в искусственном дроблении бизнеса, для аналитики мы взяли только Уральский федеральный округ, поскольку:

  • 100 дел в рамках всей страны не покажут объективной картины, на каждый судебный округ придется по 10 дел, что ничего не дает. Сузив территорию, мы смогли добиться практически сплошного охвата, таким образом, основные тренды будут проявлены четче;
  • Арбитражный суд Уральского округа по праву считается зачинателем судебных тенденций, а местный юридический ВУЗ — кузницей российских юридических кадров;
  • Территориально он находится примерно посередине страны и вообще всего материка, поэтому никому не будет обидно.

Если серьезно, то по итогу территориально ограниченного анализа действительно удалось прийти к внятным результатам, которых бы не было, «размажь» мы 100 дел по всей стране. Иначе получилось бы как со средней зарплатой по последним данным Росстата... «есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика».

Последняя вводная. Сугубо юридических разъяснений и комментариев по теме субсидиарной ответственности достаточно много и смысла повторять их и анализируемые ими документы нет никакого. Наша задача, как обычно, человеческим языком объяснить собственникам, руководителям бизнеса и их помощникам основные нюансы, риски и что можно/нужно делать, а чего нельзя ни при каких обстоятельствах. Вдумайтесь, только в 28% дел суды полностью отказали в удовлетворении требований о привлечении к субсидиарной ответственности, в 33% привлекли полностью, а в 41% снизили либо размер, либо количество привлеченных. Поэтому мы позволили себе не указывать ссылки на конкретные нормы закона и разъяснительные письма, чтобы пожалеть глаза читателя, но поделились конкретными судебными решениями.

diagramma11_Монтажная область 1.png

Если говорить о деньгах, то всего в рассмотренных делах было заявлено о субсидиарной ответственности на 35,8 млрд. рублей, а взыскано 7,6 млрд. Здесь можно было бы обрадоваться, что это составило всего 21%. Однако в целях чистоты анализа мы убрали в этом подсчете кейс, объективно выбивающийся из общей массы, на наш взгляд. В нем пытались взыскать 22,9 млрд. по несущественному для таких сумм основанию. (Постановление от 29.01.2018г по делу №А60-13802/14). Поскольку мы анализировали дела исключительно дела Уральского округа за 2018 год, в реквизитах постановлений оставили только номер дела и дату И тогда результат стал больше похож на правду. 59,3% сумм от заявленных взыскано, средний размер заявленных требований по субсидиарной ответственности на одно дело — 129 млн., по удовлетворенным требованиям — 76,5 млн. Средний размер субсидиарной ответственности на одно привлекаемое лицо, соответственно, 64,8 млн. по заявленным и 69,6 млн. по удовлетворенным:

Без одного дела на 22 909 389 504,45 руб. — Постановление АС Уральского округа от 29.01.2018г. по делу №А60-13802/14
  Руб.привлекаемое % Размер
не определен
до формирования реестра
% от общего количества дел Средний размер СО по делам
привлекаемое
Средний размер СО
на одно привлекаемое лицо
Общая сумма требований
(ВСЕГО)
12 910 485 843,83 100,00 7 7,07 129 104 858,44 64 876 813,29
Сумма
уд-ных
требований
7 656 361 235,59 59,30 5 5,05 76 563 612,36 69 603 283,96
Сумма
неуд-ных
требований
5 254 124 608,24 40,70 2 2,02 52 541 246,08 9 035 107,96

То есть, 70 млн. — средний размер субсидиарной ответственности одного ответчика, в то время как в каждом деле в среднем их двое.

Однако опять же для чистоты итогов отметим, что самая минимальная взысканная сумма 98 тысяч рублей, а самая максимальная — 2,5 млрд. на одного ответчика.

Субсидиарная ответственность это

ответственность за компанию-должника в случае недостаточности её имущества для расчета со своими кредиторами. Еще крепка иллюзия, что участник ООО несет риски только в пределах своего вклада в уставный капитал Общества. Это не так. Вообще не так в текущих условиях. Практически ни одна из форм организаций на сегодняшний день не дает защиты от субсидиарки. Юридически Закон устанавливает несколько видов ответственности при банкротстве компании:

  • субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требовании кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве);
  • субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст. 61.12 Закона о банкротстве);
  • ответственность за нарушение банкротного законодательства (ст. 61.13 Закона о банкротстве);
  • ответственность заубытки, причиненные должнику, по основаниям, предусмотренным корпоративным законодательством (ст. 61.20 Закона о банкротстве).

В каждом случае есть свои юридические и практические нюансы, однако нам нужен пока общий срез и целостное практическое понимание.

Субсидиарная ответственность угрожает

в первую очередь, директорам и участникам организаций. Статистически, в каждом деле минимум два ответчика, и большая часть из них — «первые лица» компании.

инфографика22-02.png

Кандидатов в ответчики существенно больше. Закон возлагает субсидиарную ответственность на Контролирующих должника лиц (КДЛ). Это физические или юридические лица, которые не более чем за 3 года до возникновения у компании признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия судом заявления о банкротстве контролировали (имели возможность и право) принимаемые в компании решения, заключали сделки от ее имени, определяли их условия.

Запомните: за три года до возникновения признаков неплатежеспособности. Этот момент может возникнуть задолго ДО возбуждения самой процедуры, а потому, в действительности, ответчиков может быть много, как и оснований требований к ним.

«Возможность определять действия должника» может достигаться следующими способами:

  • если лицо находилось с должником, его руководителем или членами органов управления в отношениях родства или свойства, должностного положения. Реальный бенефициар был сыном единственного участника должника. Постановление по делу №А07-963/2015 25.12.2018г сумма 2,1 млн.руб.
  • в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии. Встретилось два дела, где в удовлетворении требований к лицам, имеющим доверенность, было отказано. Первый был просто наемным работником, подписавшим документ только исключительно во избежание факта подписания договоров со стороны обоих контрагентов одним и тем же лицом (Постановление по делу №А60-10012/2015 29.12.2018) у второго была доверенность только на открытие счетов (Постановление по делу №А76-6593/13 21.05.2018)
  • в силу должностного положения (будучи бухгалтером, финансовым директором должника и т.п.), предоставляющей возможность определять действия должника). Подобных дел пока не встретилось, ждем их появления в 2019 году.
  • иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом. Так привлекли к ответственности Банк, кредитующий должника и одновременно являющийся ему компанией-«бабушкой», доказав, что он оказывал влияние на банкрота. Постановление по делу №А50-12888/2015 ПУО от 20.09.2018 сумма 1,3 млн.руб.

При этом Закон устанавливает презумпцию (которую вы вправе доказательно опровергнуть в суде) наличия статуса КДЛ у:

  • руководителя должника или его управляющей компании;

  • члена исполнительного органа (=член правления. Однако член совета директоров автоматически не признается КДЛ, поскольку этот орган является не исполнительным, а наблюдательным);

  • ликвидатора должника, члена ликвидационной комиссии;

  • лица, имевшего право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50% и более в уставном капитале организации либо имевшего право назначать (избирать) руководителя должника;

  • лица, извлекавшего выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководящих должником лиц.

То есть, наличие статуса директора и/или владение 50% в уставном капитале общества автоматически делает вас ответчиком по субсидиарке, если вы не докажете обратного.

При этом, статистически, одновременное замещение должности директора и участника компании в 1,5 раза увеличивает риски субсидиарной ответственности (75%), в то время как отсутствие подобного совмещения снижает их до 50%:

инфографикабольшаякартинка-03.png

КДЛ несет субсидиарную ответственность также в случае, если Должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие конкретно его действий и (или) бездействия, однако после этого это лицо существенно ухудшило финансовое положение Должника.

Быть в статусе КДЛ — это еще не криминал. Чтобы привлечь к «субсидиарке» — необходимо установить вину. Закон устанавливает перечень обстоятельств, при наличии хотя бы одного из которых вина КДЛ в банкротстве компании ПРЕЗЮМИРУЕТСЯ. Если, опять же, ответчик не докажет обратного.

3.1. Причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в его пользу, либо одобрения им одной или нескольких сделок.

То есть, лицо совершило какую-то сделку. Либо одобрило ее. Это самая распространенная презумпция и чаще всего встречаемое в рассмотренных делах основание ответственности (82%), как правило, связанное с выводом активов. В кризисных условиях подавляющее большинство руководителей старается максимально спасти значимое имущество компании, выводя его из-под возможного взыскания кредиторов и подставляя тем самым себя под личную имущественную ответственность.

В действительности парадоксальная ситуация порой складывается: директор вывел активы Должника на подконтрольного субъекта на 1 млн рублей, а в итоге получил субсидиарную ответственность на 12 млн. И вполне можно было бы этого не допустить, заранее подумав о последствиях и перенаправив усилия на обеспечение доказательств разумности своего руководства и принятых предпринимательских решений. Субсидиарной ответственности можно было бы вообще избежать. Хотя объяснение этому есть: когда в предбанкротных условиях активы выводились, законодательство и практика были другими. Все так делали. И всем сходило с рук. Поэтому сейчас и получается, что действия трех-пяти-десятилетней давности оцениваются сквозь призму нового, ужесточенного подхода.

Примеры
Понимая предбанкротное состояние и, видимо, не желая рассчитываться с кредиторами, одновременно оттягивая время заключением мирового соглашения, собственники вывели из компании имущество, спешно реализовав его третьим лицам. При этом документов, опосредующих отчуждение, суду представлено не было. Затем в организацию в качестве участника была введена оффоршная компания, а реальные собственники из Общества вышли, не требуя в таком случае выплаты им действительной стоимости доли, но заявляя суду, что активов оставалось стоимостью более 116 млн. рублей. В итоге суд решил, что подобными действиями собственники преследовали цель фактически ликвидировать компанию, доведя тем самым её до банкротства. Постановление по делу №А60-58324/15 от 13.06.2018, сумма 26 млн.руб.
У Должника возникло обязательство по компенсации незаконного использования чужого товарного знака в сумме 24 млн. руб. в период руководства двух собственников. После вступления судебных решений об этой компенсации в силу в состав участников Должника введено номинальное лицо, а реальные бенефициары вышли, опять же не получив действительную стоимость своих долей. Дополнительно юридически адрес Должника также был сменен на другой регион. При этом его имущество осталось на площадках, принадлежащих на праве собственности бывшим участникам. Суд посчитал, что подобными действиями конкретных лиц и был причинен существенный вред кредиторам и как следствие, доведение компании до банкротства. Постановление по делу №А07-21528/13 09.06.2018, сумма 28,5 млн.руб.
Суд установил, что в период руководства субсидиарного ответчика в пользу аффилированной Должнику компании перечислено 45 млн. рублей в отсутствие оправдательных документов. Другой зависимой организации отчужденно имущество по заниженной на 790 млн. руб. стоимости. Третьим лицам, опять же, в отсутствие документов перечислено 620 млн. руб. Впоследствии каждая из аффилированных компаний была признана банкротом либо исключена из ЕГРЮЛ как недействующая. Постановление по делу №А76-1273/2009 от 12.11.2018, сумма 1,2 млрд.руб.
По предложению основного акционера советом директоров принято решение о создании 30 дочерних обществ, в оплату уставных капиталов которых передано имущество Должника на 639 млн. рублей. Менее чем через год акции дочерних компаний безвозмездно им же и переданы, а в последствии отчуждены в пользу основного акционера, директора Должника и иных лиц, входящих в совет директоров Должника и его правление. Дополнительно в этот же период (2002-2004 гг) взаимозависимым компаниям было продано имущество на 200 млн. с отсрочкой оплаты на 5 лет. В последующем, ИФНС по итогу выездной проверки доначислила обществу более 60 млн. налогов, что стало отправной точкой банкротства, поскольку активов для погашения долга уже не было. Суды привлекли бенефициара к ответственности на 2,5 млрд. руб.Постановление по делу №А60-13467/04 от 28.02.2018, сумма 2,5 млрд.руб

3.2. Отсутствуют или искажены документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы. Следующее по частоте основание (40%).

Примеры
Непередача конкурсному управляющему (КУ) документов и имущества должника, необходимых для определения фактической картины деятельности банкрота, в том числе на основании решения суда об их истребовании, убедили суд в необходимости возложения субсидиарной ответственности на управляющую компанию банкрота и ее директора — конечного бенефициара в размере 148 млн. руб. Постановление по делу №А60-49762/2015 от 03.04.2018 сумма 148 млн.руб.
Директор не передал весь необходимый объем документов КУ, при этом в судебные заседания представлял документы, которых при должном исполнении указанной обязанности у него быть не должно. Дополнительным основанием ответственности явилось перечисление со счета должника в свой адрес денежных сумм без каких-либо обосновывающих документов. Постановление по делу №А60-40163/2014 от 26.02.2018 сумма 2,5 млн.руб.

Принципиальный момент здесь доказать суду, что в результате непредоставления сведений, непередачи документов не удалось сформировать конкурсную массу, установить перечень дебиторов и т.п. Отсутствие подобных последствий, вины, причинно-следственной связи освобождает от ответственности:

КУ пытался взыскать с сотрудника, изначально работавшего юрисконсультом, 23 млрд. рублей. Однако ответчику удалось доказать фактическую организационную структуру группы компаний, факт нахождения бухгалтерии в другом городе, принятие мер по освобождению себя от занимаемой должности директора и игнорирования необходимого для этого проведения собрания участников с их стороны и т.п. Постановление по делу №А60-13802/14 от 29.01.2018 сумма 23 млрд, в привлечении отказано
КУ указывал на то, что непередача директором документов, касающихся дебиторской задолженности, является основанием его субсидиарной ответственности. При этом судом установлено, что взысканию дебиторской задолженности это никак не помешало. Постановление по делу №А50-14247/2013 от 18.07.2018, сумма 1,5 млн. руб., в привлечении отказано

3.3. Более 50% требований кредиторов третьей очереди составляет задолженность, возникшая в результате привлечения Должника или его руководителей к уголовной, административной или налоговой ответственности.

Пожалуй, одно из принципиальнейших изменений закона в 2017 году, явно обеспечивающее интересы налогового органа. Если более половины всех требований касаются налоговых доначислений — вина в банкротстве презюмируется.

На практике в сухом остатке это выглядит так: в случае банкротства компании из-за агрессивной налоговой оптимизации долги организации будет погашать ее собственник и руководитель. Потому что 80% налоговых споров касаются именно завышения расходов и вычетов по НДС оформлением отношений с компаниями-«однодневками». Подобных дел нам встретилось 6%.

Примеры
В ходе налоговой проверки доказаны фиктивные работы от нескольких компаний, не обладающих объективной возможностью вообще ведения какой-либо деятельности. Поскольку налогоплательщик-должник не смог ни оспорить недоимку, ни оплатить, по решению суда почти 18 млн. взыскано с директора. При этом доводы о том, что подбор контрагентов осуществлял его заместитель, а директор оценивал результаты выполненных спорными контрагентами работ, суд не убедили. Равно как и ссылка на то, что налоговой орган расходы на этих контрагентов не исключил из налогообложения прибыли. Хотя опытным налоговым консультантам давно известно, что в последнее время налоговый орган, уличив в связи с однодневкой, даже не заморачивается над взысканием недоимки по налогу на прибыль, поскольку природная косвенность, НДС умноженная на объемы взаимодействия отечественного бизнеса с однодневками, уже дают отличные поступления в бюджет. Постановление по делу №А47-6554/16 от 13.03.2018, сумма 18 млн. руб.
90% требований всех кредиторов должника возникли в результате получения им необоснованной налоговой выгоды, а потому с директора компании и одновременно ее 50% собственника взыскано 32 млн. руб. Постановление по делу №А50-19893/2016 от 22.02.2018 , сумма 33 млн. руб.
В ходе выездной проверки налоговый орган доказал, что единственным участником компании-Должника создана схема, при которой её доходы поступали в адрес иных субъектов в группе, контролируемых все тем же бенефициаром, а не исполненная налоговая нагрузка возлагалась на Должника. В итоге суд взыскал с участника более 20 млн. Постановление по делу №А50-12566/15 от 19.03.2018г , сумма 20 млн. руб.

Продолжение читайте в источнике: Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности taxCOACH.

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.