Клерк.Ру

Когда налоговики очень хотели доказать дробление бизнеса, а суд им не внял

Иллюстрация: Ирина Григорьева / Клерк.ру

Несмотря на формальные признаки дробления, которые привели суду налоговики в качестве своих доводов, суд не признал группу компаний получателями необоснованной налоговой выгоды.

Налоговый консультант и спикер Центра обучения «Клерка» Иван Кузнецов прокомментировал интересное дело о дроблении у себя на странице в Facebook.

«Очень интересное решение АС Пензенской области от 11.02.2021 г. по делу А49-4003/2020: производственная организация на ОСН, по мнению налогового органа, искусственно создала 6 дополнительных производственных организаций на специальных режимах, которые используют общий товарный знак. Фабула сама по себе достаточно редкая — обычно такие претензии по дроблению к рознице.

В деле подробно расписываются аргументы налогоплательщика, который последовательно объясняет создание всех 6 организаций с 1998 по 2009 годы (интересно, что за это время у налогоплательщике были проведены 2 ВНП, но тогда о дроблении в Пензенской губернии не слышали).

Один из аргументов налогоплательщика в пользу деловой цели создания одной из организаций очень необычный — следовали указанию губернатора и правительства области: „активизировать работу по созданию предприятий малого бизнеса на свободных производственных площадях, оказанию необходимой помощи и поддержки в работе“ (протокол совещания приложили к делу).

В деле мельком упомянута и франшизная розничная сеть, но либо она и правда самостоятельная, либо налоговики не смогли доказать обратное».

В комментарии добавили:

«Неплохой кейс. Среди прочего там и любопытный вывод о том, что если при более ранней выездной проверке налорг не выявил факта неправомерного дробления (хотя на тот момент уже имел такую возможность), то при следующей выездной проверке он уже вроде как не может на него ссылаться. Да и вообще определение ВС по делу „Технохим“ в последнее время всё чаще пытаются использовать в самых разных ситуациях, но с разным успехом. На этот раз, похоже, сработало».

Текст решения прикреплен во вложении.

***

А теперь по сути дела. Компания ЗАО ПТФ «Пекоф» обратилась в арбитраж с целью оспорить решение налоговиков о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Одновременно налоговики подали встречный иск о доначислении налогов и пеней, на сумму 19 323 230 руб. 11 коп.

В качестве третьих лиц привлекли еще несколько компаний. ООО «Вергинэ», ООО «Пекофф», ООО «Чембар», ООО «Пекоф» и ООО ТД «Пекоф». Ну вы поняли, что некоторые названия похожи друг на друга.

«При этом заявитель указывает, что создание и деятельность ООО „Пекоф ЛТД“, ООО „Чембар“, ООО „Вергинэ“, ООО „Пекоф“, ООО ТД „Пекоф“ и ООО „Пекофф“ обусловлено именно реальными деловыми целями и направлено на получение прибыли от предпринимательской деятельности, а не созданием схемы уклонения от уплаты налогов в виде дробления бизнеса, как это ошибочно полагает налоговый орган.

Совместное осуществление деятельности несколькими хозяйствующими субъектами и их взаимозависимость не свидетельствуют о том, что деятельность всех вышеназванных организаций является деятельностью одного хозяйствующего субъекта — ЗАО ПТФ „Пекоф“.

Гражданское законодательство допускает совместное осуществление деятельности хозяйствующих субъектов в целях получения ими прибыли от ведения предпринимательской деятельности. Факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов сам по себе не является законным основанием для консолидации их доходов.

Доводы налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в результате формального дробления бизнеса являются лишь неосновательными предположениями проверяющих. Достоверные и достаточные доказательства создания обществом схемы дробления бизнеса в целях неуплаты налогов налоговым органом не представлены».

Налоговики же, в свою очередь, указывали, что указанное ЗАО лишь «имитировало хозяйственную указанных организаций по производству и реализации товара, фактически осуществляя реализацию собственного товара, что позволило распределить полученную выручку между взаимозависимыми лицами в целях минимизации налоговых обязательств, уменьшая налогооблагаемую базу по налогу на добавленную стоимость, налогу на прибыль организаций, а также по налогу на имущество организаций».

Далее налоговики привели факты, указывающие на дробление бизнеса. Классика:

  • компании располагались по одному адресу;
  • имели общую материальную базу;
  • у них была единая бухгалтерия;
  • единая кадровая политика;
  • счета в одном банке;
  • они использовали единые телефонные номера;
  • использовали один адрес электронной почты;
  • один сайт в сети Интернет;
  • один товарный знак «ПЕКОФ»;
  • выручка от розничной продажи возвращалась в общество в виде беспроцентных займов;
  • принадлежавшее обществу недвижимое имущество было перераспределено в целях необоснованного уменьшения налоговой базы по налогу на имущество;

Кроме того, общество и названные выше организации подконтрольны одному физическому лицу.

«Общество и указанные выше организации подконтрольны одному физическому лицу — Ульяновой Н.Н., которая являлась руководителем ЗАО ПТФ „Пекоф“ и учредителем в ООО „Вергинэ“ с размером уставного капитала 100 %, в ООО „Пекофф“ с размером уставного капитала 100 %, в ООО „Пекоф ЛТД“ с размером уставного капитала 100 %, в ООО „Чембар“ с размером уставного капитала 100 %, в ООО „Пекоф“ с размером уставного капитала 88 %, в ООО ТД „Пекоф“ с размером уставного капитала 75 %».

Казалось бы, полный набор. Однако суд несколько раз подчеркивает необоснованность выводов налоговиков в дроблении, поскольку само по себе ведение деятельности несколькими взаимозависимыми лицами не говорит о правонарушении. Важно получение необоснованной налоговой выгоды и дробление без цели осуществления экономической деятельности.

«Проявлением недобросовестности в виде искусственного дробления бизнеса может являться создание или выделение нового юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности, чего налоговым органом в данном случае не доказано».

Далее на несколько страниц расписывается, что в данном случае деятельность этих компаний была экономически обусловлена.

«Из материалов дела следует, что ЗАО ПТФ „Пекоф“ и созданные впоследствии ООО ТД „Пекоф“, ООО „Пекоф“, ООО „Вергинэ“, а также ООО „Пекофф“, ООО „Пекоф ЛТД“ и ООО „Чембар“ в проверяемом периоде являлись самостоятельными субъектами экономической деятельности, прошедшими государственную регистрацию. Все они вели раздельный бухгалтерский учет, имели отдельные балансы, собственный персонал, отдельные расчетные счета, заключали и исполняли от своего имени сделки и по итогам своей предпринимательской деятельности, самостоятельно уплачивали налоги и сборы».

Да и мнимость осуществляемых между этими лицами сделок налоговики не доказали.

«Незаконность, фиктивность или мнимость заключенных организациями, входящими в рассматриваемую группу, сделок налоговым органом не установлены и в ходе судебного разбирательства не доказаны».

Интересна и позиция суда о «единой бухгалтерии».

«Все рассматриваемые организации вели самостоятельный бухгалтерский и налоговый учет отдельно по каждой из них. Место нахождения (хранения) бухгалтерской отчетности и ссылка налогового органа на наличие одних бухгалтеров не свидетельствуют о ведении организациями „единой“ бухгалтерии, как это ошибочно полагает налоговый орган, поскольку бухгалтерская и налоговая отчетность в отношении каждой отдельно взятой организации представлялась с учетом их реальных хозяйственных показателей и налогового бремени, относящихся к их фактической предпринимательской деятельности, что налоговым органом не опровергнуто».

Довод налоговиков о «единой кадровой политике» суд также счел несостоятельным. Кадры организаций были сформированы из части бывших работников первой компании, что «не противоречит трудовому законодательству».

«Затраты на содержание своего персонала каждая организация несла самостоятельно. Фиктивность выполнения персоналом своих трудовых обязанностей налоговым органом не выявлена и не доказана в установленном законом порядке».

Наличие расчетных счетов в одном банке, по мнению суда, также не является признаком создания противоправвной схемы.

«Все рассматриваемые организации имеют самостоятельные отдельные расчетные счета, через которые они осуществляют свои денежные расчеты, что налоговым органом не опровергнуто».

И даже нахождение организаций по одному адресу не явилось для суда «однозначным и достоверным доказательством получения необоснованной налоговой выгоды».

Не впечатлили суд и доводы налоговиков об использовании единых номеров, IP-адресов и даже единого товарного знака.

«Общество как правообладатель распорядилось принадлежащим ему исключительным правом на товарный знак, что в полной мере соответствует приведенным положениям правовых норм и само по себе не свидетельствует о наличии признаков формального дробления бизнеса».

Доводы о беспроцентных займах также судом сочтены необоснованными, поскольку были были возвратными.

«Налоговый орган в оспариваемом решении указывает, что организации, входящие в рассматриваемую группу, регулярно выдавали друг другу беспроцентные займы. Вместе с тем банковские выписки свидетельствуют о том, что займы выдавались на возвратной основе и фактически возвращались займодавцам, что налоговый орган не опроверг».

И заодно суд указал налоговикам, что не стоит оценивать предпринимательскую деятельность только со своей позиции, поскольку существует еще и ГК.

«В данном случае описанные выше хозяйственные взаимоотношения заявителя и вновь созданных юридических лиц оцениваются налоговым органом исключительно с позиции своего видения надлежащей, по его мнению, организации предпринимательской деятельности, тогда как гражданское законодательство разрешает совместную взаимовыгодную деятельность хозяйствующих субъектов, которые самостоятельно определяют ее формы и условия, о чем говорилось выше. Вопросы экономической целесообразности и выбора конкретных способов достижения тех или иных хозяйственных результатов совместной деятельности не относятся к компетенции налоговых органов».

Кроме того, суд указал на длительность взаимоотношений организаций, что вызывает сомнения в умышленности действий по созданию всей «схемы».

«Особо следует отметить очень продолжительный период времени, в течение которого создавались рассматриваемые организации, включенные налоговым органом в оспариваемом решении в „схему дробления бизнеса“.

Первая из них (ООО ТД „Пекоф“) была создана в 1998 году, последняя (ООО „Чембар“) — в 2009 году, то есть по истечении более чем десяти лет. В свою очередь, с момента создания первой организации до начала проверяемого периода 2015, 2016 годов прошло более пятнадцати лет и более четырех лет с момента создания последней.

Поскольку налоговый орган, исследовав обстоятельства их создания, открытия ими счетов и найма персонала, считает, что создание включенных им в схему организаций имело целью дробление бизнеса для получения необоснованной налоговой выгоды в проверяемом налоговом периоде, значит, такой умысел заявитель вынашивал более пятнадцати лет, что само по себе представляется нелогичным и очень сомнительным».

В итоге, требования компании были полностью удовлетворены, а налоговикам с их требованиями суд постановил отказать. В том числе и по доначислению.

По теме можно прослушать в Центер обучения «Клерка» два интересных курса. Первый — от Марии Ильяшенко, «Все про дробление бизнеса: как не налететь на проблемы с налоговой».

Как в сегодняшнем кейсе справедливо указал суд, сам факт дробления еще не является нарушением. А потому, дробить бизнес нужно правильно.

Второй курс — от Ивана Кузнецова, «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Масштабный онлайн-курс о налоговых проверках — выездных и камеральных, и обо всех мероприятиях налогового контроля, которые их сопровождают: встречка, допрос, инвентаризация, осмотр, выемка.

Оба курса не привязаны к датам и времени их прохождения. А самое важное, оба курса с огромной скидкой 40%.

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама