Клерк.Ру

Скоринг: выехать на кредитной машине

Банки сегодня активно оптимизируют свой бизнес: заменяют дорогостоящую филиальную сеть дистанционным обслуживанием, аккуратно сокращают персонал, нанимая многофункциональных специалистов в режиме «три по цене одного», автоматизируют все, что автоматизируется. Одним из инструментов оптимизации бизнеса, а именно кредитного процесса, является скоринг.

С развитием кредитования в России размеры кредитных департаментов банков разрослись до невозможности. Оценка заемщиков, представление их на кредитный комитет — это тонны бумаги и отчетов. И вот тут на помощь российским банкам пришел скоринг. Этот умный помощник способен быстро и без эмоций оценить любого заемщика. Ну или почти любого. Все-таки, сколько бы ни инвестировал банк в автоматизацию кредитного процесса, без человеческого участия по-прежнему не обойтись. К тому же каким бы волшебным и умным ни был автомат, но мошенника от честного клиента он отличит не всегда.

Как это работает

Скоринг работает довольно просто. Сразу после внесения данных заявки в систему она анализирует массу параметров заемщика — от экономических (размер дохода, закредитованность и пр.) до социально-демографических (возраст, пол, семейное положение, наличие детей, профессия и т. д.). Кредитный специалист получает на выходе скоринговый балл, после чего проводит дополнительную собственную оценку адекватности и психического здоровья потенциального заемщика — то есть выполняет работу, которую автоматическая система сделать не может.

Скоринг так или иначе используется во всех видах розничного кредитования. Но в зависимости от продукта меняется вес скоринговой оценки в кредитном процессе. Например, в экспресс-кредитовании скоринг оказывает значительное влияние на итоговое решение, а в ипотеке, где важен индивидуальный подход, ему уделяется меньшее внимание. Чем сложнее параметры кредитной сделки, такие как наличие предмета залога, поручителя, различных источников получения дохода, нестандартная схема выплат по кредиту, тем менее важна скоринговая модель. К тому же для того, чтобы накопить достаточное количество статистики для построения скоринговых моделей в жилищном кредитовании, требуется больше времени, чем вся история ипотеки в России. «Кредиты выдаются на 15 лет и более, а история обслуживания насчитывает 5—7 лет максимум», — объясняет вице-президент банка ВТБ 24 Ольга Балаева.

Внедрение скоринговой системы — это вопрос и структурный, и финансовый. Цена здесь сильно зависит от масштаба работ. По словам директора департамента розничных рисков ХКФ Банка Евгения Иванова, стоимость скоринговых карт по различным продуктам может достигать сотен тысяч долларов. Скоринговые карты — это набор утвержденных банком определенных характеристик и соответствующих весовых коэффициентов (баллов) по различным кредитным направлениям. Скоринговых карт в банке обычно несколько: к примеру, под ипотеку необходима одна карта, а под кредиты на покупку автомобиля уже совершенно другая. Если же банк хочет поставить весь кредитный процесс на поток (запустить так называемый кредитный конвейер), то затраты могут достигать нескольких миллионов долларов. Ведь это не только запуск отдельных скоринговых карт, но и построение глобальной скоринговой инфраструктуры, внедрение специального банковского оборудования на всех этапах кредитной оценки. Затраты на поддержание внедренной системы скоринга относительно небольшие, соизмеримые с месячной зарплатой бухгалтера.

Без рук и эмоций

Большинство банков стремятся перевести процедуры оценки заемщиков в автоматический режим. Это нормально, потому что покупка одной системы позволяет не то чтобы уволить «лишних» сотрудников, но избавиться от человеческих рук и эмоций. В зависимости от сложности процесса проверки заявки соотношение «человек — машина» может варьировать в пропорции 1:20 и выше. То есть пока человек проверяет одну заявку, машина успевает проверить до 20. По словам Ольги Балаевой, скоринг позволяет обрабатывать увеличивающийся поток клиентов с минимальным расширением штата. Причем скоринг работает не только на количество, но и на качество. «Внедрение новых скоринговых карт сопровождается снижением дефолта по вновь выданным кредитам», — говорит заместитель директора департамента контроля рисков банка «Петрокоммерц» Руслан Морозов.

Скоринг убивает сразу двух зайцев. С одной стороны, он «скор» на рассмотрение заявок благодаря технической составляющей. С другой — автомат свободен от предубеждений. Он не видит, в какой одежде пришел человек, как потенциальный клиент себя ведет. Скоринг просто быстро и бесстрастно выполняет свою работу.

По словам начальника управления риск-менеджмента физических лиц, малого и микробизнеса Райффайзенбанка Ольги Конюшковой, несомненный плюс скоринга заключается в том, что он не подвержен человеческому воздействию. Результат оценки конкретного заемщика основан на анализе десятков тысяч кредитов таких же клиентов и всегда будет более точным, чем применение любых экспертных правил или политик. Также плюсом является его низкая стоимость и высокая скорость работы, позволяющая принимать решения в режиме реального времени.

Человека не забыли

И все же отсутствие человеческого фактора в оценке заемщика может обернуться для банка финансовыми потерями. Беда в том, что скоринг не может зачастую вычленить выгодных для банка заемщиков из-за их нетипичности. «В качестве основного минуса скоринга можно назвать невозможность одобрения через систему скоринговой оценки нестандартных заявок, которые тем не менее могут быть интересны банку», — соглашается заместитель директора департамента развития бизнеса банка «Западный» Валерий Кретов.

Простой пример. Потенциальный клиент находится в социальной группе высокого риска (скажем, имеет пятерых детей на иждивении и стаж на последнем месте работы в районе полугода). Однако дополнительная информация, которой обладает андеррайтер, но которая не «зашита» в скоринговую модель, позволяет с уверенностью говорить о хорошей платежеспособности заемщика. Скажем, речь идет о заемщике, который берет потребительский кредит на ремонт в новом доме. При этом он имеет достаточно высокий доход, собирается продавать имеющиеся активы, машину или квартиру и определенно намерен погасить заем раньше положенного времени. В скоринговую карту доход, конечно же, «зашит», но, учитывая остальные опции, такой клиент получит низкий скоринговый балл.

Другая история. Банк выходит в совершенно новый для себя сегмент кредитования, а значит, применение разработанных ранее скоринговых карт вообще может дать непредсказуемый результат. По словам Руслана Морозова из банка «Петрокоммерц», скоринг, применяемый на клиентах одного банка, не подойдет банку, работающему в другом сегменте кредитования и, следовательно, имеющему другой тип заемщиков. Скоринг, «обученный» на клиентах-россиянах, не будет работать на тех, кто не является гражданином РФ. «В некоторых сферах скоринг вообще не работает, например в корпоративном или инвестиционном кредитовании. В этих случаях каждую сделку нужно рассматривать индивидуально», — отмечает Евгений Иванов из ХКФ Банка.

Доверчивая машина

Скоринг отсекает неблагонадежных заемщиков, но не в состоянии справиться с обманом. Машина заведомо считает, что документы и другие сведения, поданные по заявке на кредит, — достоверные. Поэтому данный инструмент серьезный банк будет использовать только как вспомогательный. А с мошенниками и лгунами борются другими методами — например, с помощью внешних антимошеннических сервисов, дополнительного анализа кредитных специалистов и службы безопасности банка.

«Скоринг действительно считает, что данные из анкеты верны», — указывает начальник отдела скоринга розничных кредитных продуктов ОТП Банка Олег Ильин. «Наибольший риск представляют преднамеренное искажение клиентом информации о себе и подделка документов, мошеннические действия со стороны клиента, — поясняет директор департамента финансовых и розничных рисков Промсвязьбанка Александр Васютович. «Скоринг не всегда может выявить случаи, когда мошенник подает заявку с ложными данными или от имени другого лица — к примеру, имеющего хорошую кредитную историю», — подчеркивает советник председателя правления по рискам Алтайэнергобанка Павел Михайлов. Скоринговая модель, построенная для предотвращения одного из видов риска, может пропустить заявку с высоким уровнем риска другой категории. «Мошенник может предоставить ложные данные, которые обеспечат высокий скоринговый балл», — приводит пример директор по розничным рискам НОМОС-Банка Алексей Каликин.

Кроме того, в процессе скоринга возможны статистические ошибки. Конкретных примеров банкиры приводить не стали. Однако директор департамента розничного бизнеса СМП Банка Наталья Мишина указала, что возникновение ошибок влечет за собой потерю средств для банка: либо в случае возникновения «некачественного» кредита, либо при ошибочном отказе «хорошему» заемщику. Поэтому скоринг нужно постоянно совершенствовать и обучать: обновлять статистическую базу, вносить опциональные изменения в скоринговые карты.

И еще один момент, с которым скорингу никак не справиться. Это различные экономические изменения на рынке. В то время как банковский специалист, обладающий аналитическим складом ума, способен среагировать на обострение кризисных явлений практически моментально, машина окажется более неповоротливой — в нее еще нужно будет внести изменения и поправить настройки оценки.