Клерк.Ру

Санкт-Петербургский апофеоз, или Победа вместо поражения

По прошествии времени не может не обращать на себя внимания тот факт, что на протяжении нескольких недель, предшествующих открытию форума, западные политики и экономисты предрекали ему грандиозный провал. Высказывались мысли, что ПМЭФ-2014 станет наглядным подтверждением эффективности санкций, введенных против России после присоединения к нашей стране Крыма. Никто из руководителей транснациональных компаний не приедет, никаких масштабных контрактов подписано не будет, докладчикам придется выступать перед полупустыми залами – сколько-нибудь доброжелательного освещения в СМИ Петербургский форум не получит. Однако, как это часто бывает, все вышло с точностью до наоборот: ПМЭФ-2014 запомнится надолго, и не только потому, что именно в его рамках президент России Владимир Путин сделал несколько поистине исторических заявлений.

Изоляция не состоялась

Конечно, немаловажную роль в обеспечении успеха форума сыграло то, что его работа началась в тот же день, когда в Шанхае был подписан 30-летний контракт о поставках российского газа в Китай. Его сразу же окрестили сделкой века, и нет ничего удивительного в том, что он стал одной из самых обсуждаемых тем в кулуарах форума. Шанхайский контракт стал наглядным свидетельством того, что планы по изоляции России (как экономической, так и политической) сорваны, и цифры, которые были озвучены после завершения работы ПМЭФ, только подтвердили это. В работе форума приняли участие 7 590 гостей, 73 официальные иностранные делегации, было подписано 175 соглашений на общую сумму 401,4 млрд рублей. Может показаться почти символическим совпадением тот факт, что и здесь, как и в шанхайском контракте фигурирует цифра 400 млрд, правда, номинал валюты, конечно, разный.

«Откровенно говоря, мы сильно мандражировали до самого начала — оказались напрасны все опасения, настрой очень позитивный», – так впоследствии охарактеризовал результаты форума министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев. По словам главы МЭР, несмотря на то что более 20 руководителей крупнейших компаний от участия вынуждены были отказаться (под прямым давлением представителей американской администрации), и со статистической (рекордные 7,5 тыс. участников), и с представительной (458 глав крупнейших российских компаний, 248 глав мировых компаний),  и с содержательной точек зрения все получилось. Похоже, что мировой бизнес, несмотря на резкое ухудшение отношений между Россией с одной стороны и США и ЕС с другой, решил руководствоваться старым добрым принципом «ничего личного – только бизнес».

Санкции, экономика и финансы

При этом нельзя сказать, что на форуме царили исключительно «шапкозакидательные» настроения и свои выступления российские высокопоставленные чиновники озвучивали под негласным девизом «ура! Cанкции не прошли». Конечно, прошли и негативно сказались на настроениях инвесторов, на цифрах оттока капитала, на общеэкономической ситуации в стране, признавались друг другу в кулуарах участники форума. Однако их влияние оказалось меньшим, чем опасались.

«Россия за последние 15–20 лет сделала очень серьезный рывок в экономическом развитии, – заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. – Наши опоры – это не только энергетический, сырьевой секторы, но и военно-промышленный комплекс и аэрокосмическая, атомная отрасли. Эти опоры не позволят обрушить российскую экономику и социальную сферу».

Вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович отметил: «Санкции, введенные против России сейчас, напоминают ранее действовавшую в отношении нашей страны поправку Джексона-Веника. Проблема, которая породила принятие этой поправки (запрет еврейской эмиграции из СССР), уже давно исчерпала себя. Тем не менее поправка была отменена совсем недавно. Теперь на ее место пришли новые санкции».

В кулуарах форума участники мероприятия вспоминали исторические примеры. В частности, экономические ограничения, которые были введены против Советского Союза в 1983 году после того, как был сбит южнокорейский пассажирский лайнер, вторгшийся в закрытое воздушное пространство СССР. В том же году США наложили санкции на Китай в ответ на события на площади Тяньаньмэнь. Санкции США против Индии в 1998 году после проведения ею ядерных испытаний также были нацелены на то, чтобы заставить ее безоговорочно подписать ДВЗЯИ. Объединяет все эти примеры и нынешний раунд антироссийских санкций следующее: ни в одном случае подобные меры воздействия не достигли поставленных целей.

Но если фактор санкций большинство участников форума были склонны рассматривать как внешний и малоэффективный, то внутренние факторы, оказывающие воздействие на российскую экономику, подверглись серьезному анализу. Действующих и потенциальных инвесторов интересовало, каковы перспективы нашей экономики в 2014 году, удастся ли ей преодолеть состояние стагнации и избежать рецессии.

«Технической рецессии экономике России удастся избежать с вероятностью более 50%. Темпы роста промышленного производства в апреле 2014 года продолжили тенденции марта. Это вызвано отчасти девальвационными эффектами, отчасти снижением нормы сбережения и увеличением потребительского спроса. Что касается оттока капитала, то он сохранится, но, возможно, будет какая-то коррекция, – констатирует Алексей Улюкаев и прогнозирует: – Уже с III квартала нынешнего года ситуация в экономике РФ будет улучшаться».

Вряд ли стоит удивляться тому, что одним из самых ожидаемых в рамках форума было выступление министра финансов РФ Антона Силуанова. Участников мероприятия волновал вопрос, как реагирует финансовый сектор страны на ухудшение общеэкономической ситуации и, как результат, на снижение спроса на банковские продукты, падение качества активов. Антон Силуанов пояснил, что при необходимости возможна докапитализация системно значимых банков из бюджетных средств: «У нас в следующем году есть резерв в размере 85 млрд рублей. При рассмотрении бюджета на 2015 год мы будем оценивать ситуацию в банковском секторе, потребности в докапитализации». Однако пока, как дал понять министр, ни острой необходимости в подобных действиях, ни конкретных решений по данному вопросу нет.

Интрига ПМЭФ-2014

Буквально в первый же день работы форума стало известно, что именно здесь, в Санкт-Петербурге, может быть найдено решение и другой злободневной проблемы. Как известно, после введения санкций международные платежные системы Visa и MasterCard заморозили карты клиентов нескольких банков, попавших в черный список. Результатом этого демарша стало появление в законе «О национальной платежной системе» требования к ПС размещать страховые депозиты на счетах ЦБ. По оценкам экспертов, обеспечительные взносы Visa и MasterCard должны были бы составить три миллиарда долларов, что поставило бы под вопрос целесообразность деятельности обеих платежных систем в России.

Очевидно, что после этого имел место торг, и как выяснилось, он был уместен. Как пояснил в кулуарах форума, отвечая на вопросы журналистов, Антон Силуанов, международные платежные системы Visa и MasterCard создадут в РФ две дочерние структуры для обеспечения бесперебойной работы платежных карт внутри страны и запуска собственного оператора платежных систем. Поскольку речь идет о российских юрлицах, то они не будут подпадать под американское регулирование и в случае введения новых санкций против нашей страны не будут вынуждены действовать в ущерб своим бизнес-интересам.

Собственно говоря, найденное соломоново решение, благодаря которому обе МПС получили возможность остаться в России, как нельзя лучше вписалось в озвученный президентом Владимиром Путиным призыв: «Думайте о своих выгодах и о возможных дивидендах работы в Российской Федерации, не поддавайтесь давлению и шантажу, идите своим путем — и вы добьетесь успеха, а мы вам будем помогать». 

Андрей Надточий, технический директор платежной системы «Золотая Корона»

Вот уже несколько месяцев тема национальной системы платежных карт (НСПК) является, пожалуй, одной из наиболее обсуждаемых в России, причем не только на профессиональном уровне. Приходится слышать самые разные, часто довольно удивительные мнения. Звучат, например, реплики о том, что построение НСПК – это какой-то очередной особый путь, который выбирает Россия.

В этой связи хочется напомнить всего несколько случаев из мировой практики. Удачным примером построения национальной платежной системы является китайская UnionPay – синергия совместных усилий государства, регулятора и участников финансового рынка позволила добиться впечатляющих успехов и создать надежный инструмент для безналичных расчетов прежде всего внутри страны. Нужно вспомнить об опыте других стран. В Японии функционирует международная система JCB International. В Индии эмиссия карт системы RuPay началась только в 2012 году, но благодаря массовому распространению внутри страны эта система уже в 2013 году стала международной. Немецкая платежная система GeldKarte работает с 1996 года и предназначена для платежей на мелкие суммы. Французская Cartes Bancaires работает уже несколько десятилетий и закрывает практически все потребности в ежедневных платежах.

Сегодня в России есть все, что необходимо для построения НСПК: экспертиза, технологии, мощные процессинговые центры, заинтересованность регулятора и финансовых институтов, наконец, политическая воля. Мы долго шли к этому, и сейчас все фрагменты пазла сложились – важно не упустить момент.

Независимость от западных технологий с одной стороны, соответствие международным стандартам и использование лучших практик с другой – эти требования являются ключевыми для появления НСПК.

«Золотая Корона» для создания национальной системы готова предложить свое платежное приложение, соответствующее спецификации EMV, – карты с таким платежным приложением находятся в промышленной эксплуатации с 2012 года. EMV-приложение «Золотая Корона» обслуживается во всей инфраструктуре, настроенной на прием карт стандарта EMV, и никакой модернизации или модификации инфраструктуры не требуется. Также мы готовы предложить комплексные технологии для операционного и платежного клирингового центра, ведь «Золотая Корона» – это работающая платежная система с отлаженными бизнес-процессами, использующая собственные программные решения и обслуживающая более 500 банков.

Теперь о том, что касается опасений некоторых комментаторов относительно сервисной составляющей НСПК. Для обычного владельца банковской карты, который 90% своих денег тратит в так называемой «30-мильной зоне» (в районе своего постоянного проживания), основным потребительским свойством этой карты является ее надежная и бесперебойная работа. С помощью карты человек должен гарантированно получить сервис: снять наличные в банкомате, рассчитаться за покупки в продуктовом магазине, оплатить жилищно-коммунальные услуги. Это основное качество, оно должно быть обеспечено платежной системой. Собственно говоря, обеспечение повседневных, «домашних» платежей – это и есть первоочередная задача национальной платежной системы. Различий в сервисах и функциональных возможностях, предоставляемых держателю карты как глобальными, так и региональными игроками, на сегодняшний день практически нет. Отличается только география инфраструктуры обслуживания, которая может быть обеспечена эмиссией кобрендовых карт.