Клерк.Ру

Про то, как там: почему в Китае для бизнеса очень много денег

Михаил Жуховицкий в своем Facebook рассказывает о том, как функционирует рынок IT-проектов в Китае и чем он отличается от российского.

Пару месяцев назад мой друг Чан угощал меня настоящей китайской едой в дорогущем ресторане. Я плакал от остроты специй. Чан, как всегда, пялился в котировки акций на смартфоне и поддерживал беседу, монотонно отвечая «да-да» и «хорошо-хорошо» на любое моё высказывание.

В какой-то момент Чан поднял голову, серьёзно посмотрел на меня и сказал, что в Китае очень важно, сколько у тебя недвижимости. И какой.

На днях Чан пригласил меня в гости. Мол, квартиру купил, оформил, конечно, не на себя, но ты приезжай. Я вбил адрес в навигатор. Подъехал. Увидел элитный клубный дом. Взгрустнул из-за собственной судьбы. Ну ладно, может, у него там однокомнатная квартира. В подъезде испытал легкое чувство скованности: вокруг всё очень красивое, со вкусом и как-то стыдно ходить по вылизанному, полированному мрамору.

Поднялся на этаж, вошел в квартиру и сразу же увидел, что нет, совсем не однушка. Пошел в уборную и занялся делом: достал телефон и начал тыкать стоимость квартир в доме. У хозяина-то спрашивать как-то не вежливо. Увидел что-то аналогичное по площади, но без ремонта. Продается за 165 млн рублей. А у Чана ещё и ремонт дорогущий. Чего стоит один только унитаз, на котором я сижу.

Выйдя из уборной, подхожу к Чану и в лоб спрашиваю: кого мне нужно убить, чтобы стать его соседом? Как он, вообще, ещё недавно студент, маленький, тощий, 27 лет от роду, купил себе такую квартиру? Он же вечно ходит в одной водолазке, передвигается на метро, из дорогих аксессуаров только очки баксов за сто. Ещё и прибеднялся недавно, что потерял кучу денег на плечевой торговле.

Чан посадил меня, трясущегося от приступа пролетарского гнева, на диван, дал кружку чая. И рассказал следующее.

В Китае много денег. Маленький китайский стартап по зарадке смартфонов собрал 200 млн долларов. А в России аналог убера собрал 10 млн. Ещё Китай очень закрытая страна, менталитет такой. Даже внутри Китая почти нет никакой информации о грядущих стартапах. Особенно строго дело обстоит в финтехе и IT секторе. Почти любые IT продукты на рынке Китая выходят через крупные фонды и платформы типа Алибабы, Вичата, Баиду и прочих. Эти ребята помешаны на секретности.

Получается, что самый жирный IT рынок мира, по сути, функционирует в полной секретности. А ведь именно те проекты, которые выходят на внутреннем рынке Китая, почти гарантированно становятся гигантами. Не стать гигантами у них выхода нет: слишком велик спрос и покупательская способность. Особенно, если тебя интегрирует в функционал какой-то крупный китайский IT монстр.

Поэтому, китайский рынок инвестирования несколько отличается от российского. В России фонды, типа ФРИИ, Сколково и прочих, очень громко кричат о своих проектах, большинство из которых вообще не доживает до рынка. А те, что доживают, всё равно крошечные, в стране просто нет денег. И единственное, на что способны российские фонды, это показывать фокусы по исчезновению инвесторских и государственных денег.

В Китае же сохраняется абсолютная тишина до выхода продукта на рынок. Ни рекламы, ни анонсов, ни открытых попыток собрать денег. Продукт просто выходит на рынок. А потом идёт гонка в попытке влезть в акции или токены этого проекта.

Те инвесторы, которые входят в проект до его анонса и выхода на рынок, довольно потирают руки и считают прибыль.

Остается одна мелочь: это знать те проекты, которые выйдут на внутренний рынок Китая. И иметь возможность завести туда инвесторов с их деньгами. В России этого не может никто. Вообще. Нет у нас экспертов, интегрированных в китайские фонды, которые могли бы заранее сказать, какой продукт выйдет на рынке Китая. А та аналитика, что есть в РФ по Китаю — детский лепет, надерганный из открытых источников, никак не пригодный для инвестирования.

И тут у Чана неожиданно находится козырь. Будучи скаутом по IT проектам, он не только представляет российские проекты китайским фондам, но и обладает информацией от коллег, чего интересного происходит там у них, на родине, какие проекты готовятся к выходу и как в них залезть. Чан, возможно, единственный в России носитель подобной информации. И тихонько заводит туда российских частников.

А квартира с унитазом, похожим на произведение искусства, на самом деле, куплена всего лишь с завода одного российского клиента в один китайский проект. Такие, вот, скромные комиссионные.

Выгодно всем: инвестора заводят туда, куда не заводят больше никого из РФ. Чан покупает квартиры. Друзья-коллеги Чана, наверно, тоже чего-нибудь покупают. Такие дела.

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.