Клерк.Ру

Аффилированные лица в банкротстве: судебная практика

В юридической практике достаточно часто встречается факт «контролируемого» банкротства должника аффилированными лицами[1]. Многие используют этот способ как механизм ухода от ответственности и сокрытия имущества от кредиторов.

При этом до 29 января 2020 года отсутствовала единая практика применения разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (Обзор судебной практики, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29 января 2020 года). Давайте посмотрим на примере.

Суть дела

В процессе принимали участие юристы нашей фирмы. Дело было о банкротстве компании. В его ходе с целью контроля и получения максимальных выплат в рамках расчетов с кредиторами было подано несколько требований аффилированных с должником кредиторов, которые при первичном рассмотрении были включены в реестр требований кредиторов.

В рамках настоящего дела рассматривалось требование кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника на основании вексельного долга и выдаче займов.

Однако, после вступления в дело «стороннего» кредитора, который оказался за реестром, картина изменилась. Именно в связи с оспариванием с его стороны такого включения суд, после возвращения из кассационной инстанции дела и отмены включения требований в реестр, начал более детально рассматривать настоящие требования.

После отмены в кассационной инстанции дело было возвращено на новое рассмотрение и кредитору было отказано во включении в реестр требований кредиторов должника в полном объеме. В результате повторного рассмотрения было установлено, что эта сделка мнимая. Почему? Передача собственных векселей не является куплей-продажей ценной бумаги — следовательно, у покупателя, получившего собственные векселя векселедателя, не возникает обязательств покупателя, основанных на положениях п. 1 ст. 486 ГК РФ. А возникшие между сторонами такого договора отношения могут быть квалифицированы как заемные при наличии доказательств реального предоставления денежных средств.

Суду удалось установить и доказать, что это являлось не добросовестным финансированием деятельности должника, а хорошо замаскированным транзитом денежных средств внутри группы аффилированных лиц с конечным бенефициаром, который контролировал как должника, так и аффилированных кредиторов.

Все сделки были признаны корпоративным займом и исключены из реестра требований кредиторов. К сожалению, такая картина является обыденной для большинства «контролируемых» банкротств.

Что в итоге решил суд?

В результате рассмотрения дела судом вынесено решение об отказе во включении в реестр требований кредиторов должника требований четырех аффилированных с должником кредиторов. При этом аффилированные кредиторы более такое решение не обжаловали[2].

С учетом изложенных выше разъяснений, суд счел возможным квалифицировать взаимоотношения между кредиторами и должником как взаимоотношения из договора займа.

Верховным Судом РФ сформирована судебная практика, согласно которой суд вправе переквалифицировать заемные отношения в отношения по поводу увеличения уставного капитала по правилам пункта 2 статьи 170 ГК РФ либо по правилам об обходе закона (пункт 1 статьи 10 ГК РФ, абз.8 ст. 2 Закона о банкротстве), признав за спорным требованием статус корпоративного.

Выводы и рекомендации

Зачастую в связи с тем, что именно аффилированный с должником кредитор выступает инициатором банкротства и выбирает арбитражного управляющего, последний неполно исследует банковские выписки и делает анализ движения денежных средств по расчетным счетам.

В таких ситуациях видна закономерность в поступлении денег от аффилированного лица в качестве материальной помощи и последующего перевода этих же денег на расчетный счет иной организации в счет погашения задолженности (в том числе по договорам займа). Конечным бенефициаром является одно и то же лицо, либо неразрывно связанное с ним лицо (например, близкий родственник).

Совершая мнимые либо притворные сделки их стороны, будучи заинтересованными в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги. Но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся (см. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.02.2019 № 305-ЭС18-17629 по делу № А40-122605/2017).

Таким образом, бремя опровержения корпоративной природы требования лежит на заинтересованном лице, заявившем о включении требования в реестр. Удовлетворение таких требований происходит после расчетов с другими независимыми кредиторами за счет оставшегося имущества (Определение ВС РФ от 15.02.2018 Ж305-ЭС17-17208).

В отсутствии доказательств разумной экономической цели совершения сделки между аффилированными лицами действия по перечислению денег по Договору, а также в отсутствие полных сведений о его возврате, носят исключительно корпоративный характер и не подлежат учету в реестре требований кредиторов должника. Этот вывод подтверждается судебной практикой — в частности, Определением коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 06.07.2017 № 308-ЭС 17-1556 (2).

Из всего, что мы сегодня рассмотрели, становится более понятен механизм оспаривания требований аффилированных с должником кредиторов. Зачастую достаточно доказать факт взаимозависимости лиц по той или иной сделке, чтобы требование не было включено в реестр требований кредиторов. И, как следствие, отсутствовала возможность «контролируемого» банкротства или банкротства с целью прекращения деятельности должника как части цепочки транзита денег (и сокрытия реальной картины деятельности должника).

📌 Реклама

Отдельно отметим: в случае прекращения деятельности такого должника в последующем возможно инициировать банкротство аффилированного лица. Это. по сути, один из механизмов сокрытия преступного сговора между аффилированными лицами и ухода конечного бенефициара от уголовной и субсидиарной ответственности.

Рекомендуем более тщательно подходить к рассмотрению требований кредиторов, так как не все из них являются действительными. В случае включения требований таких аффилированных кредиторов шанс на получение добросовестным кредитором какой-либо значительной суммы в случае распределения конкурсной массы может стремиться к нулю. В этой ситуации львиная доля конкурсной массы уйдет на счет аффилированного кредитора, то есть должник фактически оставит данные денежные средства на своем счету.

То же самое касается и реализации имущества в рамках банкротства — если контролирующим кредитором будет аффилированное с должником лицо, то при реализации имущества его цена может быть значительно занижена или оно может быть приобретено за меньшую стоимость аффилированным с должником лицом.

[1] Статья 19 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что заинтересованным лицом по отношению к должнику признается лицо, которое является аффилированным лицом должника, в том числе физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (например, учредитель должника).

[2] Определение Арбитражного суда г. Москвы по делу №А40-105425/18-184-125 от 28.02.2020.

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама