Клерк.Ру

Антиотмывочный «светофор» от Центробанка: почему он не понравился банкам и будет ли это работать

Знаменитая идея ЦБ о так называемом «светофоре» в ее сегодняшнем виде нарушает конституционные права клиентов банков. Если банк присваивает своему клиенту группу высокого риска на основании информации, полученной от ЦБ, он прекращает проводить платежки этого клиента, отказывает в снятии наличных или переводе денег на другой расчетный счет. По сути, лишает возможности распоряжаться своим имуществом. Такое право в законе закреплено только за судом, сами банки не могут закрывать счета клиентов, и уж тем более отказывать им в возврате остатков средств.

Действующее законодательство не позволяет ЦБ РФ участвовать в процесс оценки риска клиента или брать на себя исполнение отдельных комплаенс-процедур. Для внедрения платформы «Знай своего клиента» потребуются поправки к антиотмывочному закону (115-ФЗ), закону «О банках и банковской деятельности», Конституции, Гражданскому кодексу и ряду других нормативных актов.

Конечно, банки сами должны принимать решение о рисках или о том, какую из трех групп присваивать конкретной организации или человеку. Но на практике вряд ли они будут спорить с регулятором. Банковские работники не зря опасаются конфликта интересов: регулятор сам планирует указывать банкам, к какой категории отнести клиента, а после этого наблюдать за антиотмывочной политикой банка. Реабилитация компаний, которые ЦБ решит отнести к высокому уровню риска, по плану законодателей, будет происходить в межведомственной комиссии того же самого Центробанка.

Получается, ЦБ будет рассматривать жалобы на самого себя. Каков будет результат?

Прошлая попытка внедрения платформы ЗСК закончилась тем, что законопроект отозвали с рассмотрения сами авторы. Основаниями отзыва были следующие замечания:

  • содержание понятия «подозрительные операции» остается неопределенным;
  • относя функции по оценке уровня риска вовлеченности лиц в проведение подозрительных операций к компетенции Центрального банка, законопроект не формулирует критерии определения такой вовлеченности;
  • отсутствие в федеральном законе критериев вовлеченности лица в проведение подозрительных операций равно как и неопределенность самого понятия подозрительных операций, свидетельствует о возможности необоснованно широкого усмотрения правоприменителя;
  • механизм внесудебного изъятия денежных средств, не соответствует статье 35 Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а также статье 235 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), устанавливающей закрытый перечень случаев принудительного изъятия имущества у его собственника;
  • не ясно, на какие именно организации будут распространяться проектируемые нормы (клиенты банков, иностранные организации и другие);
  • право банка использовать информацию об отнесении Банком России ее клиента к группам риска вовлеченности не соотносится с обязанностью банка использовать такую информацию в отношении клиента;
  • ограниченные возможности оспаривания заинтересованными лицами решений кредитной организации и Центрального банка об отнесении их к группам риска;
  • законопроект не регулирует ситуацию, при которой в отношении клиента разными банками могут быть приняты решения об отнесении его к разным группам риска вовлеченности в проведение подозрительных операций;
  • неясно указание такого критерия, как отнесение клиента кредитной организации к группе высокого уровня риска вовлеченности;
  • неясны основания, по которым банк вправе будет отказать в выполнении распоряжения о совершении операции, в отношении которой возникнет подозрение;
  • ряд используемых в законопроекте понятий нуждается в уточнении.

Изменения, которые внесли в новый законопроект, замечания устранили, но кардинально не изменили ситуацию. Это неудивительно — прошлый был отозван авторами совсем недавно, 20 февраля, и только в начале марта снят с рассмотрения Госдумой.

Теперь вместо красной, желтой и зеленой групп риска, предлагается использовать формулировку высокий, средний и низкий уровень риска. Какие объективные признаки будут свидетельствовать о возможности допускать подозрения, которые влекут за собой остановку банковских операции — неочевидно. Какова степень субъективизма в оценках подозрительности — тоже.

Взяточничество невозможно победить уменьшением оборота наличных. Предложенный вариант борьбы с обнальщиками — лечение симптома вместо болезни. Притянуть сюда схематозные бизнес-решения для оптимизации расчетов, налогов и т.п. наверное можно, только основную проблему взяток и откатов это не решит.

Стоит ли бороться с оборотом наличных такими методами? Вот внедрение ЦВЦБ куда гуманнее и современнее. Тут каждая копейка из рубля сможет рассказать всю свою историю: откуда она взялась, куда, кому и за что заплачена, не забыты ли налоги.

📌 Реклама

Чтобы знать своего клиента, нужно учитывать весь спектр рисков, а не упираться в финансовые. Должная осмотрительность в бизнесе, основанная на комплаенс принципах, включает в себя систему критериев, по которым компания-контрагент оценивается на предмет токсичности комплексно. В комплаенс-оценку входят отнюдь не только законодательные нормы и требования налогового законодательства. Учитываются риски из других отраслей права, этика ведения бизнеса, политика компании, репутация первых лиц, её принципы и еще множество факторов. Например, из-за фотографий с оружием в личных соцсетях, потенциальному партнеру могут отказать в сотрудничестве (реальный кейс!).

Если законопроект примут в нынешнем виде, без доработок, честному бизнесу станет сложнее. Любая ошибка, допущенная по неосторожности или из-за человеческого фактора, угрожает стать для него фатальной. Банковская система тоже в проигрыше: возможность в любой момент лишится активов приведет к тому, что деньги на счетах компаний в банках задерживаться перестанут — так сказать во избежание.

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама