Клерк.Ру

Рецепт противоядия

Иван Федоров, предприниматель

Лишь пятеро из ста жителей нашей страны довольны жизнью, остальные мечтают о переменах к лучшему. Коррупция, социальная несправедливость и неравенство перед законом - это яд, который отравляет нашу с вами жизнь изо дня в день, мешая быть счастливыми, и заставляя думать, почему все так, как есть, и что нужно сделать, чтобы все быстро и решительно исправить.

Каждый совершеннолетний гражданин Новой России обязательно имеет свою точку зрения на этот вопрос. Энторнеты переполнены рецептами – от «взять все и поделить» до манифестов просвещенного консерватизма – которые, при всем их разнообразии, объединяет одно качество – неисполнимость. Неисполнимыми эти планы и программы делает их оторванность от повседневных будней среднего жителя нашей страны, и крепкая связь с желаниями и возможностями каких-то элит – настоящих или будущих, столичных или местных. Содержательная суть подобных идей часто сводится к предложению уволить плохого старого царя (губернатора, главу района, директора – нужное подчеркнуть), посадить на его место нового и доброго, и все; дальше следует та или иная версия знаменитых, но маловнятных слов: «и жили они счастливо, и умерли в один день». Как долго жили, и от чего умерли – не сообщается.

Свой рецепт обустройства окружающего мира есть и у меня. Он появился на свет в 2006 году, когда я демобилизовался с крупнейшего северного проекта по строительству магистральных нефтегазопроводов, проработав там четыре года в качестве наемного менеджера на русской стороне в совместном предприятии. К тому моменту завершилось превращение Российской Федерации в углеводородную бюрократическую клептократию, промышленность быстро разрушалась, а спекулятивный сектор рос. Несмотря на предательские трупные пятна, проступившие по всему экономическому полю, в обществе еще жила уверенность в верности курса, как и в том, что через пару лет мы станем первыми среди равных, а может быть, и первее их. Нацпроекты, бешеный баррель, ежедневные телерепортажи о экспоненциальном росте национального благосостояния, в Москве - Лужков, в кремле – Путин. Было понятно, что мы движемся на гребне волны к какому-то берегу, который остановит этот бег, и что до берега уже недалеко. Именно тогда я понял, что План Путина исполнить невозможно, а другого у меня нет. Поняв это, я сел за стол, и задумался над тремя вопросами: чего я хочу, зачем мне это надо и как этого можно достичь.

Я хочу жить и воспитывать детей в мирной, благоустроенной стране, в окружении счастливых добрых людей. Вот так, не больше и не меньше.

Я не один такой, того же самого хотят и все остальные. Различия в деталях, и эти различия очень глубоки. Некоторые выбирают легкий путь – уехать в чужую страну, где все уже благоустроено. Другие полагают, что всю страну благоустраивать не обязательно, а личным счастьем можно насладиться в своем личном уютненьком мирке, за высоким электрифицированным забором, без оглядки на соседей – завистников и неудачников.

Я решил иначе, и переехал с семьей в район с неразвитой промышленностью, высокой безработицей и дешевой землей, чтобы создать там промышленное производство на 300 рабочих мест. Идеология моего проекта заключалась в том, чтобы создать в деревне предприятие европейского типа, в котором крупный по местным меркам коллектив сможет получать достаточно высокую зарплату за добросовестный труд, работая в комфортных условиях. Я поставил перед собой цель стать привлекательным работодателем и крупным налогоплательщиком, способным влиять на социальную ситуацию в отдельно взятом районе. Логика такой цели определялась особенностями экономического устройства нашей страны, в котором предприятия реального сектора используются государством в том же качестве, в котором харизматичный, но недобрый граф Дракула использовал редких гостей своего Трансильванского замка, то есть в качестве еды.
Не случайно граф и наш Дракон – тезки, в этом совпадении есть глубокий смысл.

Промышленные предприятия, работающие в городах, практически беззащитны перед Драконом, который может легко обойтись и без них - городские бюджеты наполняют торгово-развлекательные комплексы, рынок недвижимости, банковская сфера – все то, что не относится к реальному сектору, но приносит бешеные деньги, создавая в умах избирателей иллюзию благополучия и процветания, и обеспечивая власти электоральную поддержку. В городах Дракон силен, и противостоять ему трудно.

Провинция – совсем другое дело.

Муниципальные власти, формирующие нижний ярус Драконьей вертикали, состоят из заурядных мелких бюрократов, большинство которых слепо исполняют приказы сверху, мало задумываясь об их содержании, а тем более – о последствиях. Это ординарные люди, не стремящиеся видеть намного дальше собственного носа. Многие из них когда-то работали при коммунистах, затем, когда настало время, легко и без усилий перекинулись в демократы, и, если время настанет снова, они так же непринужденно перекинутся обратно. Их главная функция – «осваивать бюджет» - вечна, и не зависит от цвета знамени, поднятого над мэрией. В силу этих своих свойств, младшие слуги Дракона не злы, но инертны и пассивны.

Когда я принес местным чиновникам готовый частный инвестпроект, не связанный с необходимостью вкладывать в него какие-то усилия, они пустили густую слюну, сразу представив, сколько блестящих медалек украсит лацканы их пиджаков после того, как они расскажут начальству об успехе инвестиционной политики администрации района, о повышении налоговых поступлений и снижении безработицы, о росте производственных показателей и снижении социальной напряженности… И вся эта красота - безвозмездно, то есть даром. Нужно только дать кусок земли, которую и так некуда девать, а потом отойти в сторонку, и не мешать. В качестве дополнительных бонусов – возможность возить на новенькое и сияющее производство каждого проезжего начальничка, уводя его взоры от разбитых дорог и неубранного мусора, и зарабатывая еще больше медалек. Короче, профиты кругом.

Оценив перспективу, местные власти рассудили правильно, и оформили мой инвестпроект практически мгновенно, выделив мне 3 гектара чистого поля на окраине, и дав все возможные разрешения.

Я провел честный конкурс, и нашел толкового добросовестного подрядчика, который за разумные деньги и девять месяцев выстроил мне 3500 квадратных метров производственных площадей– от первого колышка до красной ленточки. Когда фабрика открывалась – красивая, светлая, современная, с навороченным оборудованием – местные власти окончательно поверили, что это не обман зрения, и перевели дух, поняв, что сказка стала былью. Будучи одним из немногих примеров успешной работы частных инвестиций в отрасли, новое производство было мгновенно распиарено властями по всему региону, так что на рекламу тратиться не пришлось. К слову сказать, я искренне и сердечно благодарен этим людям за то, что не мешали, и до сих пор не мешают. Именно это и требуется от власти, но, к сожалению, представители власти редко способны это понять.

Тем временем, на момент открытия фабрики в месте событий имелась следующая ситуация:

В районе проживало 50 тысяч жителей, половина из которых кормилась от домашних хозяйств, получая сверхнизкие денежные доходы, составляющие менее 5000 рублей на человека в месяц. Весь бизнес состоял из торговых, сервисных и сельскохозяйственных предприятий, причем последняя категория переживала волну сокращений: вследствие распада колхозов и распространения импортных технологий количество рабочих мест в агросекторе сократилось в десятки раз. Там, где при колхозах работало 500 человек, сейчас работает 40-50, остальные оказались на улице. Имелся базар и десятка два магазинов, рынок недвижимости находился в противозачаточном состоянии, строительство почти не велось, а банки были малочисленны. Денег не было.

У человека, желающего заработать достаточно, чтобы хотя бы свести концы с концами, был небогатый выбор из нескольких альтернатив:
- сельское хозяйство
- торговля
- сфера услуг (парикмахерская, обувная или автомастерская)
- бюджетные учреждения и властные структуры
- банковский сектор
- ЛПХ (личное подсобное хозяйство)
- случайные нерегулярные заработки (сезонные работы, калым, шабашки и батрачество).

Отметим на будущее то обстоятельство, что ни одна из альтернатив не связана с производством товаров, за исключением агросектора, в котором, как говорилось выше, стало очень мало вакансий.

Итак, в нашей деревне появляется современное промышленное производство – с просторными чистыми цехами, современным новым оборудованием, собственным вахтовым автобусом, ясными перспективами карьерного роста и сдельной зарплатой 15 000 - 20 000 в месяц. Первое новое производство за много-много лет.

Представьте: несколько сотен человек начинают ходить на работу, чтобы зарабатывать деньги старым добрым способом – трудясь по восемь часов пять дней в неделю, с двумя выходными, с доской почета и перерывом на обед. Им больше не нужно выживать, им можно просто жить и строить планы – на годы вперед. Можно брать и отдавать кредиты, делать ремонт, покупать новый телевизор, помогать одним детям и рожать других. Их жизнь меняется до неузнаваемости, и главной переменой становится возвращение уважения к себе.

Таким образом, первый шаг был сделан – из ничего появился коллектив людей, не обремененных страхами за завтрашний день, и имеющих вполне определенный и достаточно высокий общественный статус трудящегося, налогоплательщика, кормильца. Образовалось крупное сообщество, состоящее из работников и членов их семей, которые объединены общими интересами, четко понимают связь между своим благополучием и трудом, имеют некоторые излишки и свободное время для досуга и размышлений. Например, о том, куда деваются 47 копеек, которые каждый из них ежемесячно платит Дракону с каждого заработанного рубля. А человека, который взял в привычку регулярно размышлять, довольно сложно ввести в заблуждение телевизионными сказками про чью-то изобильную жизнь.

Чтобы способствовать развитию этой привычки, я открыл бесплатную библиотеку для сотрудников и стал распространять бесплатные газеты – не местное «Червоно Дышло», а нормальные газеты, в которых пишут правду. Каждый раз, когда Дракон выкидывал какой-нибудь подлый финт, я собирал коллектив на собрание, и подробно разъяснял, что именно случилось, почему это случилось, и к каким последствиям может привести.

Когда в 2008 году нам устроили «кризис», и все наши заказчики попадали, мне пришлось отправить часть людей в отпуск без сохранения зарплаты на целых три месяца. И они поддержали меня, и ушли в этот отпуск, а потом вернулись.

Когда в том же 2008 году выбирали президента Медведева, все мои люди по моей просьбе взяли открепительные удостоверения в своих комиссиях, и в полном составе приехали проголосовать на один участок, на специально выделенном фабричном автобусе. Вследствие этого коллективного действия реальная явка на нашем участке зашкалила, существенно затруднив фальсификацию, а результаты голосования довели председателя комиссии до судорог – в сравнении с остальными участками наш Медведев показал реальный процент, оказавшийся самым низким по району.

Когда в 2011 году Дракон задрал налоги на ФОТ, переложив всю тяжесть своих преступных ошибок на плечи именно тех, кто в шторм не бросил весла, я собрал своих людей, и очень подробно объяснил им, что произошло, кто это сделал и зачем.
Когда размер выплат по больничным уменьшили до 60% от среднего заработка, я рассказал всем желающим, почему и по чьей вине стало так невыгодно болеть.

Я использую малейшую возможность, чтобы заставить моих работников почаще думать, сопоставлять и делать выводы. Они должны увидеть, что мы с ними – работодатель и работник – ведем войну с Драконом на одной стороне фронта.  Увидеть, что в нашей стране развитого путинизма каждый, кто трудится, кормит пять-шесть паразитов, не считая стариков и детей, и что это не обязательно должно быть так.

Я хочу, чтобы они увидели, как дорого им обходится содержание огромной и прожорливой драконьей туши, и хочу, чтобы они захотели перестать ее кормить.

Пожалуй, самым удивительным побочным эффектом этой моей деятельности стало отношение к моему предприятию со стороны надзорных органов.

За три с лишним года работы мы прошли множество проверок, и большинство из них закончились чистыми актами или минимальным штрафом – в худшем случае, когда уже никак нельзя было по-другому. Чтобы проверка закончилась, было достаточно один раз провести проверяющих по цехам.

Почти все инспекторы и эксперты, пожарные и милиция, налоговая и ГИТ – все эти люди были рады тому, что в месте, где они живут, появилось живое, настоящее производство, созданное не для того, чтобы выдрать кусок пожирнее и исчезнуть, а для того, чтобы работать. Работать ежедневно, обыденно и буднично, делая жизнь в отдельно взятой станице на полградуса лучше.

Говорят, дурной пример заразителен. Это так, но и добрый пример заразителен не в меньшей степени. Прямо сейчас, читая этот текст, кто-то из вас, возможно, взглянет на окружающий мир чуть изменившимся взглядом, и поймет, что путь в тысячу ли может быть пройден, и сделает первый шаг по этому пути.

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.
Отключить рекламу